Глава 6 - Стимулы

 

В сооружениях

 

Стоунхендж

 

И перейдем теперь к кромлехам — кольцевым сооружениям из земляных валов, или из стоящих кругами камней, или… Строителям этих сооружений почему-то приглянулась Солсберийская равнина в Англии: там их хоть пруд пруди.

Эти памятники, если перечислять их примерно в хронологическом порядке, таковы: длинные могильники, Курсус, Вудхендж, Святилище, Даррингтонские Стены, Эйвбери, круглые могильники и таинственный Силвери-Хилл…

Конечно, мы не будем рассматоривать их все, рассмотрим только самый-самый, Стоунхендж. А «вводную» часть закончим словами Дж.Уоткинса, много сил отдавшего исследованиям этих руин:

«Однажды, стоя в большом круге Эйвбери вблизи южного конца необыкновенной доисторической дороги, называемой Икнилдским путем, я постарался представить себе, как выглядели те, кто пользовался этой 320-километровой артерией, которая тянется от Солсберийской равнины к Норфолкскому побережью севернее Лондона, кое-где расширяясь в древний эквивалент современного супершоссе с четырехрядным движением. У меня ничего не получилось. Зачем первобытным людям, возможно еще не знавшим колесных повозок, понадобилась такая широкая дорога? Кто прошел и проехал по ней за долгие века до того, как римляне проложили прямые и узкие дорожки?…»

 

Мое повествование основано главным образом на книге «Разгадка тайны Стоунхенджа» — кто захочет «углупиться», рекомендую начать с нее, это очень неплохой труд. Хотя название выглядит (по крайней мере мне так кажется) несколько претенциозно: далеко еще до разгадки-то…

 

Сумрачные, теряющиеся за горизонтом торфяные болота и серые однообразные холмы — вот характерный пейзаж юго-западной Англии, который служит фоном известной повести Конан-Дойля «Собака Баскервилей»…

 

 

 

Стоунхендж уникален. Во всем мире нет ничего подобного этим суровым руинам, которые “высятся в истории столь же одиноко, как и на своей бескрайней равнине”.

…Стоунхендж воздвигался в три этапа.

Первое строительство… происходило около 1900 г. до н. э., когда был начат комплекс, который мы теперь для удобства называем Стоунхендж-1…

Пяточный камень — возможно, первый большой камень, который ранние строители установили в Стоунхендже и который все еще вызывает самые горячие споры — имеет в длину около 6 метров и в ширину 2,4 метра при толщине 2,1 метра. Он на 1,2 метра закопан в землю. Его вес оценивается в 35 тонн. Это чистый песчаник того типа, который называется «сарсен»

…Почему лунок Обри 56? Поперечник лунок Обри колебался от 0,8 до почти 1,8 метра, а глубина — от 0,6 до 1,2 метра. Стенки у них были отвесными, а дно ровным. Несмотря на разнообразие формы, их расположение подчинено очень строгому порядку: они образуют чрезвычайно точный круг диаметром 87,8 метра с промежутками между центрами лунок 4,8 метра… Следует заметить, что столь точное размещение 56 точек на такой большой окружности представляло собой немалое инженерное достижение.

 

…Около 1750 г. до н. э. начался второй этап строительства Стоунхенджа. Эту работу, по-видимому, производил уже другой народ — бикеры. Новые строители установили первый ансамбль мегалитов, или «больших камней». По меньшей мере 82 голубых камня, весом до пяти тонн каждый, были установлены двумя небольшими концентрическими кругами на расстоянии примерно 1,8 метра друг от друга и примерно в 10,5 метрах от центра внутреннего кольца… Как и Стоунхендж-1, Стоунхендж-2 строился около ста лет или, может быть, несколько меньше. И к тому времени, когда постройка Стоунхенджа-2 была окончена, кончился и британский каменный век.

Начиная примерно с 1700 года до н.э. до Британии докатывается бронзовый век, а вместе с ним начинается и заключительный этап строительства Стоунхенджа… За этот период, обозначаемый для удобства как Стоунхендж-3, двойной круг из голубых камней, начатый в эпоху Стоунхенджа II и все еще не завершенный, был разобран. Камни были сложены где-то в другом месте — где именно, мы не знаем — и их заменили огромными сарсеновыми валунами, числом 81 или больше, взятыми там же в Марлборо-Даунс, где первые строители раздобыли свой Пяточный камень. Эти сарсены были размещены примерно там же, где прежде находились круги из голубых камней, но по совершенно иному принципу...

Во-первых, непосредственно вокруг центра сооружения была воздвигнута подкова из пяти трилитов. Термин «трилит» (от греческих слов, означающих «три камня») создан специально для Стоунхенджа и обозначает обособленную группу из двух вертикально поставленных камней, на которые положен третий. Во-вторых, эти трилиты были окружены простым кольцом из 30 вертикально поставленных камней, покрытых сверху горизонтально уложенными плитами.

Подкова из трилитов, кольцо, связанное воедино поперечными плитами, и древний Пяточный камень слагались в грандиозное каменное сооружение, чьи величественные руины еще сегодня производят на нас столь глубокое впечатление... Центральный трилит был самым большим элементом во всей гигантской структуре Стоунхенджа. Его восточный камень (№55) имел длину (пока не упал и не разбился) 7.5 метра, а западный - 8.7 метра... Камень №56, весящий около 50 тонн, - самый большой в Стоунхендже и вообще самый большой обработанный вручную доисторический камень во всей Британии...

…Вертикальным камням была старательно придана форма, создающая ощущение прямой линии сверху донизу. Некоторым из них ближе к вершине была придана выпуклость. Этот прием называется в архитектуре «энтазисом» и указывает на высокое развитие строительного искусства. Перекладины также получили форму, создающую оптическую иллюзию строгой перпендикулярности. Наверху они были сделаны шире сантиметров на 15, а грани, идущие по окружности, слегка изгибались внутрь, причем кривизна внешней грани превышала кривизну внутренней.

Кольцо из 30 сарсеновых камней, охватывавшее подкову, было построено из камней поменьше, чем использованные для самой подковы; вертикальные камни кольца весили около 25 тонн, то есть значительно уступали 45— 50-тонным камням трилитов. Эти вертикальные камни имели в высоту около 5,5 метра, в ширину около 2,1 метра и в толщину несколько более метра. Они были вкопаны в среднем на глубину 1,2 метра. Поскольку каждый из вертикальных камней должен был поддерживать концы двух перекладин, на каждом конце его верхней грани было по шипу, которым соответствовали гнезда в перекладинах. Как и камням трилитов, вертикальным камням и перекладинам круга были приданы вогнутость и соответствующая ей выпуклость. В качестве третьей предосторожности против возможного соскальзывания в соприкасающихся торцовых гранях перекладин были сделаны пазы и выступы.

Камни сарсенового кольца были размещены с большой тщательностью. Диаметр его окружности равен 29,6 метра и 30 вертикальных камней были установлены через равные промежутки со средней ошибкой менее 10 сантиметров. Точно на северо-востоке, то есть, как и можно было ожидать, на линии восхода Солнца в День летнего солнцестояния, находился вход в это кольцо, где два камня (№1 и №30) были поставлены на 30 сантиметров дальше друг от друга, чем все остальные. Центр сарсенового кольца не совсем совпадал с центром круга старого Стоунхенджа-1 — он находился на 0,9 метра севернее центра кольца лунок Обри. Если бы он не был смещен таким образом, то Солнце в момент восхода в день летнего солнцестояния не было бы видно над Пяточным камнем сквозь арку, образованную камнями № 1 и № 30. Было ли это смещение случайным? Думаю, что нет…

 

…Алтарный камень ... в минералогическом отношении для Стоунхенджа уникален. Все остальные камни либо сарсены, либо голубые. Алтарный же камень - это мелкозернистый бледнозеленый песчаник... Если сарсены, по-видимому, брались на Ма-рлоборо-Даунс к северу от Стоунхенджа, а голубые камни доставляли с гор Преселли в Уэльсе, то этот камень, видимо, пришлось везти из красных известняковых Коушстонских пластов в Милфорд-Хейвене на побережье Уэллса…

…С лунками Y и Z связан ряд загадок, головоломных даже по сравнению с другими загадками столь богатого ими Стоунхенджа. Чем объясняется такое странное их число - 58? Почему промежутки между лунками так неравномерны? Почему их не использовали для установки камней? Почему они заполнены мелкой землей, совсем не похожей на меловую забутовку лунок Обри? Почему на дне практически каждой из них оказался этот единственный осколок голубого камня?… Были ли эти осколки брошены в только что выкопанные лунки в качестве жертвоприношения? А если так, то кем и с какой целью? Или это были символы? Или они были знаком, не имевшим ни ритуального, ни символического значения — просто указанием для строителей? Что это было такое? Никто не знает…

Заключительный этап строительства… начался почти немедленно после уничтожения овала из голубых камней и выкапывания лунок Y и Z. В течение этой последней волны деятельности (которая, вероятно, произошла ранее 1600 г. до н.э.) строители вновь установили голубые камни уничтоженного овала. Они создали подкову из голубых камней, остатки которой стоят и по сей день. Кроме того, они установили кольцо из голубых камней между сарсеновой подковой и сарсеновым кольцом… Вот так с возведением кольца и подковы из голубых камней строительство Стоунхенджа, начавшееся лет за триста до этого, было завершено. Произошло это в 1650 г. до н.э. плюс — минус 50 лет…

Материал большинства голубых камней — это долерит, крупнозернистый зеленовато-голубой камень, но двенадцать камней, от которых остались только глубоко ушедшие в землю основания, очень интересны по составу: пять из них — это вулканическая лава темного серо-синего оттенка, так называемый риолит, четыре — довольно темный оливково-зеленый вулканический туф, два — серо-голубой коушстонский песчаник и один— известковый туф... неспециалисту в этих голубых камнях интересно следующее: все три главных типа— долерит, риолит и вулканический туф — встречаются в близком соседстве друг с другом на очень небольшом участке (около 2,5 квадратных километров) в Уэльсе в горах Преселли, и только там. «Таким образом, теперь уже нет сомнения,— отмечает Аткинсон,— что голубые камни были отобраны и вывезены в Стоунхендж именно из этого очень ограниченного района». Расстояние по прямой составляет почти 210 километров, но путь, по которому могли катиться катки, плыть плоты и вновь катиться катки, составляет более 380 километров. Если вспомнить, что эти восемьдесят голубых камней (а их могло быть и больше) весили до пяти тонн каждый, такой путь покажется очень длинным…

 

 

Ну, а где же «разгадка»? Авторы проверяли (в том числе и с помощью компьютерных расчетов) идею «направления, задаваемые камнями Стоунхенджа, должны отражать какие-то астрономические направления». И действительно обнаружилась масса таких совпадений, главным образом для положения Солнца и Луны в «критические» дни — максимального, нулевого и минимального склонений и т.п.. Отсюда и «разгадка»: Стоунхендж — древняя обсерватория (или «планетарий»), созданная для предсказания и проверки дат и моментов восхода – захода светил, затмений… На эту же «мельницу» работают и соотношения размеров колец — они равны соотношениям размеров планет (пример для наглядности: диаметр внутреннего вала относится к диаметру сарсенового кольца, как диаметр Земли к диаметру Луны…).

И в этом трудно даже и усомниться: столько совпадений (в Стоунхендже «зафиксировано» около четырех десятков различных астрономических направлений, зафиксировано с точностью 0о5, и это уж никак не может быть случайным).

 

Но в моей «извилине» загадкой выглядит не это. Попробую пояснить.

Ну, первое нам уже давно знакомо, по всем мегалитам вообще: как все это таскали и с такой точностью устанавливали, это наш «всегдашний» вопрос, так что не будем о нем распространяться (в данном случае добавляется только еще одна странность: выступы и гнезда в камнях для крепления, это обычно присуще «деревянному» строительству и в других мегалитах не встречается).

Строительство по оценкам велось около трех сотен лет, а ни жилья, ни его следов — как и в случае с пирамидами… И неужели все 300 лет – по единому плану?!

Камни использовались очень «экономно»: к примеру, 16 «главных» направлений заданы не 32 камнями, как можно было бы ожидать, а всего 11. Этой «экономности» можно достичь только тогда, когда «опорная база» всей конструкции (то есть четырехугольник, образованный азимутами крайних положений Солнца и Луны, на схеме образован камнями № 91, 92, 93, 94) очень близка к прямоугольнику. Стоит «сдвинуть» конструкцию всего на три минуты (то есть на пять – пять с половиной километров) по широте — и конструкция станет (в смысле «экономности») невыполнимой в принципе, так как «прямоугольник» превратится в параллелограм, а окружности — в «разнонаправленные» эллипсы. Другими словами, такая конструкция возможна только на этой широте, и ни на какой другой.

И отсюда с неизбежностью следуют по меньшей мере два вывода:

·        строители знали, что такое широта места и умели ее очень точно определять, поскольку «случайное попадание» именно в нужную широту представить очень трудно;

·        они хорошо знали размеры планет и их орбит, место Солнца, Земли и Луны в этом «хороводе» (задолго, заметьте, до Коперника – Кеплера – Ньютона), иначе все это просто невозможно спланировать.

 

Но сделав эти неизбежные выводы, мы тут же «утыкиваемся» в столь же неизбежный «логический парадокс»: если строители все это знали и умели вычислять, зачем им эта конструкция вообще? Что «предсказывать и проверять», если они это все уже прекрасно вычислили?

И парадокс «поменьше»: если уж зачем-то им все-таки понадобилась такая конструкция, почему ее нельзя было сделать из камешков поменьше? Долговечность обеспечивается, а трудозатраты снижаются кардинально…

Не знаю, как в Вашу, а в мою извилину это «не лезет».

 

Не очень «лезет» в нее и следующая публикация, но, может, в чью-нибудь влезет, а потому давайте все же послушаем В.Авинского («Шифры давних веков», сокращено; оригинал – в газете «Советская Россия» № 195 (8546) 24/08/84).

…Многие исследователи, особенно археологи, придерживаются представлений о ритуально-религиозном назначении Стоунхенджа. Астрономы предъявляют свои доказательства его астрономического назначения…

…Первые строители должны были на триста (!) лет вперед задумать планировку комплекса и последовательность работ. Кто мог составить такой план? Каким образом он передавался из поколения в поколение? Ведь тогда не было даже письменности. Нет никаких исторических данных о том, что сорок веков назад жители Земли имели какие-либо научные знания о своей планете, о параметрах Солнечной системы. У них не было топографо-геодезических приборов, без которых точнейшая расстановка камней Стоунхенджа немыслима. И главное: для чего все это нужно было народам, занимавшимся охотой и примитивным земледелием, жившим небольшими племенами?

Надо сказать, что кромлех уже достаточно изучен с исторической, археологической и астрономической точек зрения. Совсем не изучались геометрические закономерности взаимного расположения сооружений. Никто не пытался найти общую руководящую идею в планировке мегалитов. Ее нашел математик и астроном-любитель Валентин Терешин.

Все началось с поиска соотношений диаметров колец Стоунхенджа. Оказалось, что круглый меловой вал и сарсеновое кольцо имеют такое же отношение диаметров, как диаметры Земли и Луны. Кроме того, внешний диаметр сарсенового кольца одиннадцать раз укладывается по длине окружности мелового вала и три с половиной раза — на его диаметре. Достаточно привести эти величины к целым числам, чтобы получить дробь 22/7, известную издревле и дающую число “пи”.

Оказалось также, что в плане Стоунхенджа скрыты многоугольники с числом сторон 22, 11, 8. Замечательным свойством обладает l/22 часть дуги окружности, названная углом альфа. Стоунхендж и почти все мегалитические сооружеиия мира спланированы, так или иначе контролируются углами, кратными углу альфа.

Если в Стоунхендже зашифрованы размеры Земли и Луны, то нет ли среди его колец размеров и других планет Солнечной системы? Оказалось, что есть. И найти их помогла сбоеобразная пентаграмма — неправильный пятиугольник, выведенный из 11-угольника. Наложение пентаграммы на план сооружения показывает, что именно эта фигура, никак на местности не отмеченная, положена в основу его планировки. Это так, потому что размеры всех колец кромлеха совпадают с окружностями, образованными пентаграммой. Простые расчеты показали, что диаметры колец Стоунхенджа соответствуют поперечникам планет земной группы и Луны, а при изменении масштаба - размерам всех остальных планет. Отклонение от действительного соотношения диаметров планет не превышает нескольких процентов. Хорошая точность для каменного века!

Увеличив пентаграмму Стоунхенджа в 60 раз и сохранив ее ориентацию, мы заметим, что эта гигантская пентаграмма контролирует все главные окрестные памятники древности. Вудхендж, Даррингтонские Стены, Курсус и одиннадцать так называемых длинных могильников оказались или на описанной окружности, или на ребрах, или в углах пентаграммы.

 Последовательное увеличение диаметра Стоунхенджа в 60 раз показало, что и само его расположение на земном шаре также контролируется пентаграммой и согласовано с геометрией ... пирамиды Хеопса и ее координатами.

Новая пентаграмма с ее удивительными свойствами - второе замечательное свойство Стоунхенджа.

Третья «изюминка» Стоунхенджа - это неожиданные математические свойства его композиции. Вот некоторые из них. Кольцо мелового вала и ранее малопонятное кольцо так называемых лунок Обри, оказывается, образуют геометрическую прогрессию со знаменателем «корень четвертой степени из двух». Самым интересным математическим сюрпризом Стоунхенджа, пожалуй, является то, что сарсеновое кольцо и меловой вал дают способ построения круга и квадрата одинаковой площади. То есть дают способ решения древнейшей задачи квадратуры круга с точностью до пятого знака после запятой…

 

Повторяю: я не понял этих утверждений. И привел их только в надежде, что кто-то поймет лучше.

А общий вывод (мой, разумеется) таков, как и в прежних рассуждениях: люди каменного века построить это не могли; следовательно, самым приемлемым является предположение, что все это построено представителями цивилизации, населявшей Землю до нас.

 

Карнак и другие

 

В 380 километрах к юго-западу от Солсберийской равнины, уже во Франции, на южном берегу Бретани есть городок Карнак (не путать с египетским Карнаком, где находится знаменитый храм Амон-Ра). Так вот в полутора километрах от него, в Менеке, находится огромный полукруг из 70 тесно поставленных камней. С юго-запада к не-му ведет аллея шириной более 90 метров и длиной километр, состоящая из 11 параллельных рядов – почти 1100 менгиров (так называются одиночно стоящие вертикальные огромные камни; если они перекрыты перекладиной, их называют дольменами, хотя в Стоунхендже их называют трилитами). Высота менгиров увеличивается по мере приближения к полукругу с 0.6 до 3.7 метра.

«…они производят ошеломляющее впечатление. Кажется, будто видишь войско, беспощадное, непобедимое, вечное: оно продвигается вперед, вырастая по мере продвижения. Неудивительно, что местная легенда утверждает, будто менгиры – это окаменевшие римские легионеры…»

В 320 метрах от этих «солдат Менека» находится Кермарио, «место мертвых». Здесь 10 рядов из 1000 камней образуют аллею длиной 1180 метров. Аллея тянется к дольмену и могильнику в близлежащем Керкадо. Еще в 90 метрах на восток-северо-восток находится Керлескан, «место сожжения». Здесь войско образует колонну из 13 рядов шириной 130 и длиной 820 метров (сохранилось только 555 менгиров)

Все три аллеи ориентированы в направлении северо-восток — юго-запад. Многие считают, что все три когда-то представляли единый комплекс, однако более или менее четких данных ни о времени строительства, ни о назначении, ни о предполагаемых строителях нет…

 

 

Круги

 

Ну и «под занавес» давайте «скользнем» по кругам. Это тоже, вообще-то, кромлехи, но поменьше и сильно другие.

По территории Великобритании разбросано более 150 кромлехов… По большей части это круги, состоящие из камней… Самое знаменитое из этих сооружений — Стоунхендж… С кромлехами связано множество поверий и легенд. Некоторые из них восходят чуть ли не к тем временам, когда были созданы эти сооружения, другие появились недавно. К последним относится гипотеза о том, что места нахождения кромлехов характеризуются обильным выходом на поверхность некой неуловимой приборами “теллурической” (земной) энергии… Археолог, профессор Кембриджского университета Глин Дэниэл относит эту гипотезу к “параархеологии”…

В кулуарах проходившей в Лондоне в 1977 году конференции по кромлехам тем не менее зашла речь об этой “паранаучной” гипотезе… Образовалась группа ЧЧ, в которую вошли физики, радиоинженеры, химики, геологи… поставившие себе цель проверить — а нет ли около кромлехов не “теллурических”, а вполне реальных физических аномалий. Их “лабораторией” стал Роллрайтский каменный круг недалеко от Оксфорда… У одного из камней этого сооружения перед восходом уверенно регистрировались импульсы ультразвука, затихавшие вскоре после восхода. Ультразвуковое излучение наиболее интенсивно и длительно во время равноденствий, а минимально в солнцестояние…

В Роллрайте были проведены еше и измерения напряженности магнитного поля. Оказалось, что каменный круг словно экранирует магнитное поле Земли: внутри круга оно заметно слабее. Что еще более интересно, внутри круга обнаружена спиральная полоска, на которой магнитное поле усилено (см. рисунок). Эта полоска делает семь витков и выходит за пределы круга…

Интересные результаты дали и измерения радиоактивности, проведенные в Роллрайте и на другом мегалитическом сооружении — каменном круге Моэл-Ти-Ухаф в Уэльсе. Отдельные участки площадок, занятых кромлехами, отличаются от окружающей местности по своей радиоактивности — она либо выше, либо ниже фона. Круглосуточные измерения колебаний радиоактивности выявили в Роллрайте кратковременные, по нескольку минут, “вспышки”, когда радиоактивность повышается раза в три, а затем снова падает до нормы…

Итак, физические аномалии, на поиск которых отправились энтузиасты, обнаружены. Измерений пока маловато… Нет ли еще каких-либо особенностей в сооружениях, их планировке, их материалах?.. Для поиска ответов нужны еще энтузиасты…

Да уж, ЧЧ нужны везде и всегда…

 

 

 

…Иx называют «солнечными колесами индейцев», и их найдено около пяти миллионов. Они встречаются на всем пространстве американских Великих Равнин — от Техаса до южной Канады…Кольца из камней бывают разных размеров — от полутора до десяти метров в диаметре. Археологи называют их «кольца типи» — большинство ученых считает, что камни прижимали к земле края шкур животных, покрывавших «типи» — индейские вигвамы. Когда племя снималось с места, шкуры и каркасы вигвамов уносили особой, а камни оставляли: не таскать же каждый раз тяжесть. Объяснение выглядит вполне убедительно (вспомним аналогичное: кольца от юрт в Монголии, хорошо видимые с самолета), тогда почему «большинство ученых» считает, а не все? Есть тут одна загадка.

 

Наряду с кольцами малого диаметра встречаются и несравненно большие: тридцати-, даже шестидесятиметровые. Это уже, понятно, не вигвам: таких типи-«дворцов» и быть не могло. У некоторых из этих гигантских колец (им присвоили термин «магические», или «лекарские», колеса, а почему, станет ясно несколько позже) есть «спицы» — радиальные линии, выложенные опять-таки из камней. Число спиц варьируе-тся, иногда они вовсе отсутствуют. Но в центре колеса всегда обнаруживается «ступица» — каменная пирамидальная насыпь. В иных случаях общий вес насыпанных там булыжников достигает сотен тонн.

…Есть особенности, свойственные всем этим сооружениям без исключения. Безвестные строители выкладывали их на возвышенностях — говоря военным языком, на высотах, господствующих над местностью, — откуда открывается отличный обзор во все стороны. А если колесо имело «спицы», то они указывали на соседние колеса, удаленные порой на сорок – пятьдесят километров. Может быть, это система ориентиров, без которой кочевникам было бы затруднительно путешествовать по безлесным холмистым равнинам? Не исключено. Центральная пирамида — гурий вполне могла быть «триангуляционной вышкой» древности. Но какой тогда смысл в небольших пирамидках, часто расположенных по «ободу» колеса? Наверное, все здесь не так просто…

…Впервые колесо со спицами было обнаружено «бледнолицыми» в Вайоминге, в горах Биг-Хорн. Оно располагалось на плoскoй вершине, на высоте трех километров, и сохранилось очень хорошо. Диаметр явно не вигвамный — около двадцати пяти метров. От пирамидальной «ступицы» в центре разбегались двадцать восемь лучей — «спиц». По ободу через неравные промежутки размещались шесть пирамид поменьше. Вся конструкция напоминала гигантский чертеж обыкновенного колеса от фургона пионеров. С тех пор название «уил» — «колесо» привилось, а кольцо в Вайоминге стали именовать Магическим Колесом Толсторога («бигхорн» в переводе означает «толсторог», «снежный баран»).

Издавна в этих горах охотились индейцы — кроу, чейены, шошоны, арапахо. Поэтому первые белые разведчики недолго думая приписывали постройку колеса какому-нибудь из этих племен. Значительно позже, в начале нашего столетия, археологи предприняли более тщательное расследование. Увы... индейцы и понятия не имели, кто же все-таки автор магического колеса…

…Находили в Колесе Толсторога наконечники копий и бусины — исследование показало, что кто-то зарыл их меж «спицами» еще до появления бледнолицых в Новом Свете. В одной из пирамидок обнаружили давным-давно обломленный сук дерева. Дендрологический и радиоуглеродный анализ утвердил: сук не мог попасть сюда раньше 1760 года. И все. Больше никаких намеков.  Со временем шум вокруг магических колес как-то стих. Пока...

Пока не занялся ими астроном Джон Эдди, уроженец города Боулдер, штат Колорадо. А побудили его заняться этой столь далекой на первый взгляд от основной профессии проблемой два мотива: какая-то неявная пока, но любопытная связь между колесом, «танцем солнца» и летним солнцестоянием — и количество «спиц» — 28. На число 28 обратит внимание любой астроном: оно очень близко к продолжительности лунного месяца в днях. Правда, в действительности лунный месяц длится в среднем 29,53 суток, но древние часто отбрасывали одну-две ночи, когда Луна вообще не видна, и считали, что у ночного светила именно 28 фаз. А если учесть, что основной единицей исчисления времени у североамериканских индейцев была «луна», то, право, догадки Джона Эдди имели под собой основания. Догадки же были таковы: может быть, Колесо Толсторога — это нечто вроде ритуальной обсерватории, более примитивной, чем знаменитый Стоунхендж в Англии, но служившей похожим целям? Может быть, пирамиды на кольце поставлены с умыслом и являют собой маркеры точек солнечного восхода и захода? Может быть, индейцы прерий, о которых мы знаем довольно мало, гораздо больше разбирались в небесной механике, чем принято о них думать?

И Джон Эдди отправился в Вайоминг, чтобы проверить свои предположения на месте… Вернувшись домой, астроном засел за расчеты. Работа была кропотливая и длительная: следовало проверить прочие направления, линии визирования через остальные пирамидки. И открылось удивительное. Прямые, проведенные из одной пирамидки (Эдди назвал ее «прицельной») через три других, безупречно выходили на точки восхода трех ярчайших звезд небосклона: Альдебарана в созвездии Тельца, Ригеля в Орионе и Сириуса в Большом Псе. Важность этих звезд вот какая. В период с 1500 по 1900 год  (а именно в начале XVI века, как считают, было построено Колесо Толсторога) Альдебаран мог служить предвестником летнего солнцестояния: он вспыхивал на небе как раз незадолго до восхода солнца и очень быстро исчезал, «съеденный» сиянием рассвета первого летнего дня. То же самое происходило с Ригелем через 28 дней после солнцестояния, и еще через 28 дней — с Сириусом. Опять магическое число… А может быть, у индейцев был еще и звездный календарь с неизвестными нам пока звездами-ориентирами? Нет ответа. Как нет ответа и на другой вопрос — о роли отдельных звезд в представлениях древних людей, роли, нами еще не оцененной...

 

…Как писал американский естествоиспытатель Генри Бестон, в целях психологического эксперимента проживший год в полном одиночестве на берегу океана, «год на лоне самой природной природы — это свершение могучего ритуала. Чтобы участвовать в нем, надо обладать знаниями о паломничестве Солнца, уметь его чувствовать, обладать тем его ощущением, которое заставляло даже самые примитивные племена отмечать летний предел его пути и последнее его декабрьское отступление… Мне кажется, потеряв это чувство, это ощущение Солнца, мы утратили очень многое…»

Не очень веселая нота для закрытия «дела мегалитов».

Но что ж делать — мы, «самая просвещенная и цивилизованная» часть человечества, как мы скромно себя величаем, пока не можем похвастаться ни массой хороших дел на нашей Земле, ни даже хорошим пониманием собственной истории…

 

 

Домой Оглавление Назад Дальше