Подиумы своими руками на классику: Подиумы на классику своими руками

Содержание

Подиумы на ВАЗ 2109 своими руками: как сделать

Акустические подиумы предназначены для создания хорошего резонанса, за счёт которого воспроизводимая мелодия звучит намного лучше. Их установка является подготовительным этапом перед монтажом динамиков, если заводской комплектацией автомобиля не предусмотрено отдельное место для этих устройств. К таким моделям как раз и относится ВАЗ 2109.

В данной статье подробно рассматривается поэтапное изготовление и установка подиумов для передних мидбас «девятки».

Изготовление каркаса

Изготовление каркаса осуществляется последовательным выполнением следующих действий:

  • создание бумажного макета с учётом всех необходимых размеров.

    Размер колец напрямую зависит от габаритов динамиков: мидбас должен плотно фиксироваться кольцом;

  • выпиливание каркаса и колец из фанеры по подготовленному макету при помощи электрического лобзика.

    Оптимальная толщина фанеры должна находиться в пределах 2–6 мм, иначе это может иметь не самые лучшие последствия: если материал будет тонким, он может запросто лопнуть, а с толстой фанерой сложнее работать;

  •  аккуратно собрать конструкцию, используя саморезы и клей. При этом понадобятся ещё и специальные деревянные распорки разной высоты для создания наклона подиума.

В процессе сборки велика вероятность того, что фанера может треснуть, поэтому    вначале ее следует надёжно зафиксировать клеем, а затем осторожно ввести саморезы.

Каркас динамика

Стоит отметить, что на одну дверь можно сразу установить несколько каркасов. Таким образом громкость звучания значительно увеличится.

Что касается кармана двери, то его необязательно заново делать из фанеры – оригинальный элемент из пластика достаточно хорош. Его просто нужно снять и немного подпилить так, чтобы он ровно прилегал к основанию подиума.

Придание формы

После завершения создания каркаса можно приступать к приданию формы акустической платформе. Данный этап может выполняться тремя способами.

Способ №1

Самый простой вариант – это придание формы посредством монтажной пены. Для этого необходимо запенить внутреннюю часть каркаса и дать пене полностью затвердеть. После этого, используя острый нож, изготавливаемой детали можно придать желаемую форму. На этой стадии нет никаких ограничений, главное, оставить целым основание данной конструкции. Затем для придания подиуму прочности пену следует покрыть слоем шпаклёвки. Последний штрих – зашкурить поверхность и объект готов!

Готовая форма

 

Способ №2

Придать форму получившейся конструкции можно и другим способом – при помощи эпоксидной смолы. Для того чтобы полученный результат не разочаровал, следует поочерёдно выполнять следующие действия:

  • обезжирить поверхность подиума;
  • отрезать небольшую часть от капроновых колгот, приложить к имеющейся конструкции и натянуть, придав желаемую форму. С обратной стороны этот материал нужно закрепить посредством скотча либо нитки;
  • развести по инструкции эпоксидную смолу и полностью промазать подиум. После полного высыхания рекомендуется наложить ещё один слой капрона и также промазать его эпоксидной смолой. Этап обработки

    Это поможет придать всей конструкции большей прочности. По желанию можно дополнительно укрепить подиум стекловолокном;

  • после затвердевания нанесённых слоёв смола становится похожей на пластик, поэтому прошкурить эту поверхность не составит особого труда. Далее понадобится очистить конструкцию от пыли и обезжирить;
  • нанести на изделие шпатлёвку со стекловолокном.

    Здесь нужно быть готовым к тому, что сразу сделать идеальную поверхность не выйдет из-за особенностей используемого материала;

  • снова прошкурить конструкцию и придать подиуму окончательную форму, после чего удалить всю пыль;
  • нанести финишную шпатлёвку и довести поверхность изделия до идеально ровного состояния, используя мелкозернистую шкурку с водой.

Способ №3

Третий вариант – использовать при формировании окончательного внешнего вида подиума компопласт. Структура этого материала напоминает пластилин, который через определённое время застывает, поэтому он используется в различных целях. Весь процесс придания подиуму необходимой формы состоит всего из нескольких этапов.

Начинать следует со смешивания серого и белого веществ, продающихся, как правило, в комплекте. Затем получившуюся массу нужно аккуратно нанести на подготовленный каркас и сформировать подиум. После этого нужно дождаться полного высыхания композитного пластика и покрыть изделие грунтом для придания ему антикоррозионных свойств.

Материал для выполнения этого варианта

Оформление подиума

Существует два варианта отделки подиума:

  • покраска;
  • перетяжка.

В первом случае лучше остановить выбор на аэрозольной краске и лаке. Наносить краску желательно в несколько слоёв (2–3 слоя вполне достаточно), после чего рекомендуется покрыть поверхность лаком.

Во втором случае понадобится хорошо тянущийся материал, например, карпет или винил. При обтяжке подиума следует подготовить также клей и строительный фен: клеем смазывается поверхность конструкции, а феном разогревается материал.

Установка подиума

Установка подиума начинается с того, что в обшивке двери следует вырезать место под изделие. После этого края обшивки нужно закрепить на фанерном основании саморезами. Чтобы конструкция «подиум – дверь» была монолитной, понадобиться специальная подкладка из фанеры толщиной приблизительно 10 мм. Её нужно смазать герметиком и прикрутить к двери при помощи саморезов. Теперь, прикладывая к передней дверце готовый подиум, он плотно прилегает к подкладке. Далее дело остаётся за малым: вся конструкция стягивается по периметру внутреннего отверстия основания саморезами.

Прикрепленный подиум

В результате подиум через подкладку жёстко прикреплён к двери.

После установки мидбас желаемый эффект был достигнут – динамики издают великолепный звук. Конструкция в целом также хорошо себя зарекомендовала. Самостоятельно изготовить акустический подиум совсем несложно, главное – придерживаться рекомендаций.

Оцените статью: Поделитесь с друзьями!

Изготовление подиумов под акустику своими руками

Для обеспечения качественного звучания аудиосистемы автомобилисты используют не только хорошие автомагнитолы, но и сабвуферы, а также усилители. Тем не менее, не каждому в голову приходит мысль обустроить подиумы для автомобильных динамиков. Подробнее о назначении, а также изготовлении этих элементов, вы можете прочитать ниже.

Что такое подиум для динамиков?

Если вы решили обустроить свой автомобиль подиумами, то наверняка знаете, для чего они нужны. Во-первых, эти элементы позволяют обеспечить более четкое звучание трека, при этом избавив его от призвуков. Во-вторых, благодаря им улучшится прозрачность звучания и добавятся низкие частоты. В-третьих, если вы приобретаете хорошую акустику, то колонки, как правило, имеют нестандартные разъемы, соответственно, подиумы под динамики 16 дюймов или других размеров позволят решить эту проблему. В целом благодаря этим элементам обеспечивается более объемное звучание, что не может не радовать меломанов (автор видео — канал Romanautoreview).

Инструкция по изготовлению и установке

Перед тем, как сделать подиумы в домашних условиях, нужно учесть несколько моментов. В первую очередь учтите, что эти устройства должны быть выполнены из дерева, поскольку именно этот материал хорошо сочетается в акустическом плане с железным кузовом авто. Если у вас имеется полка под магнитолу, в нее также можно установить деревянные подиумы.

Форма подиума

Форма элементов может быть абсолютно любой — в этом случае все зависит от фантазии автомобилиста. Но выбирая форму необходимо все рассчитать, в частности, чтобы подиумы для динамиков не мешали открытию дверей. Когда вы определитесь с формой, необходимо будет взять лист картона и нарисовать ее на нем, после чего вырезать.

Площадка под динамик

Сборка конструкции

Для сборки кольца необходимо хорошо закрепить, для этого можно использовать проставки. Сами проставки могут быть выполнены из любого материала, обычно используется дерево. Как и в предыдущем случае, для большей фиксации можно дополнительно использовать саморезы.

Наполнение подиума

Удобнее всего работать с монтажной пеной, но этот вариант не особо прочный, как вариант, можно использовать эпоксидную смолу:

  1. Заранее в кольцо установите пакет (он понадобится для того, чтобы не использовать лишнюю пену).
  2. Пена наносится ровными слоями от основания кольца. Когда она высохнет, все ненужные участки надо отрезать. С помощью наждачной бумаги необходимо произвести шлифовку подиума.
  3. Далее, на конструкцию можно нанести шпаклевку, смешанную с клеем ПВХ, это позволит предотвратить осыпание. Сама шпаклевка наносится в несколько тонких слоев, причем каждому из них необходимо дать высохнуть. Когда материал высохнет, конструкцию опять надо будет обработать наждачкой.

Особенности обтягивания самодельного подиума

Сделанный подиум можно обтянуть искусственной кожей, этот вариант сегодня очень популярный, поскольку по своим свойствам и визуальному виду она похожа на обшивку дверей. Как правило, натягивание осуществляется от кольца к концам изделия, причем каждая сторона для более лучшей фиксации должна быть перетянута несколько раз. Для большего удобства можно использовать строительный фен, а когда обтяжка будет окончена, для фиксации можно использовать степлер. Лишняя часть обивочного материала должна быть отрезана.

Завершающий штрих

После того, как конструкция будет готова, можно произвести ее монтаж в дверь или полку авто. Как правило, устройство фиксируется при помощи саморезов. Разумеется, перед этим необходимо полностью снять дверную обшивку и динамики. После того, как подиум будет установлен, необходимо проверить качество звучания колонок — только когда вы поймете, что вас все устраивает, конструкцию можно надежно зафиксировать и собрать дверь.

Если вы хотите добиться наилучшего звука, то не лишним будет шумоизолировать ваш автомобиль — для этого используются специальные шумопоглощающие материалы. Также добиться качественного звучания можно путем настройки акустики.

Цена вопроса

Что касается цены, то здесь все зависит от производителя, материала, из которого изготовлены подиумы, а также качества обивочного материала. В среднем цены на подиумы следующие.

Видео «Наглядное пособие по изготовлению подиумов»

Как своими руками соорудить подиумы в домашних условиях и какие нюансы следует учесть — более наглядная инструкция представлена на видео ниже (автор ролика — канал AVTO CLASS).

Современные автолюбители уделяют важное внимание акустики в автомобиле. Как известно хороший акустическая система включает в себя несколько составляющих. Для того чтобы добиться хорошего звучания звука в салоне транспортного средства, стоит уделить особое внимание установке акустической системы. Немаловажным компонентом акустической системы являются динамики на дверях автомобиля. В зависимости от особенностей автомобиля в дверях предусматривается разъём под определенные динамики. Большинство современных автомобилей оснащается штатными динамиками в дверях, размером в 13 см.Нередко, в погоне за лучшим звучанием автомобилисты приобретают динамики большего размера, с более качественным звуком. В данном случае возникают некоторые вопросы при установке акустической системы.Для того чтобы самостоятельно установить динамик большего размера в дверь автомобиля и добиться качественного звука, необходимо самостоятельно изготовить подиум под устанавливаемые колонки.
В связи с этим возникает вопрос, как правильно изготовить подиумы своими руками, которые позволит добиться хорошего звука и будут гармонично смотреться в интерьере автомобиля.Технология изготовления автомобильных подиумов довольно проста, но при этом имеет свои характерные особенности. Поэтому рассмотрим основные особенности изготовления подиумов своими руками.

Оптимальным материалом для изготовления корпуса акустических подиумов является фанерная доска. Первым этапом изготовления подиумов, будет выпиливание кругов из указанного материала. Для получения ровные окружности, лучше всего использовать электрический лобзик. Если данного инструмента не оказалось подруг ой можно воспользоваться дрелью. Круг необходимо вырезать согласно диаметру динамиков. Поэтому перед началом работ необходимо сделать соответствующие замеры.
Существует несколько наиболее подходящих материалов, которые позволяют придать акустическим подиумом желаемую форму. Среди них: строительная пена, эпоксидка, пластичный материал, который после застывания повторяет структуру пластика.
Выбор материала для изготовления подиумов, личное дело каждого автомобилиста. Каждый состав имеет свои характерные отличия, в связи с этим в ходе проведения работ необходимо руководствоваться инструкции производителя.

Выполнение корпуса акустических подиумов.

Как уже было сказано, для изготовления каркаса лучше всего использовать фанеру. Оптимальная толщина фанеры около 5 мм. Такой материал наиболее просто в изготовлении и весьма практичен в эксплуатации. Используя электрический лобзик необходимо вырезать окружности таким образом, чтобы, динамик надёжно фиксировался в корпусе. Используя дерево или аналогичный материал изготавливаем корпус изделия в котором будет располагаться компонент акустической системы. Для того чтобы динамик надёжно держался в подиуме, необходимо изготовить дополнительные подставки. В качестве рабочего материала используем дерево и саморезы. После изготовления подставок, необходимо зафиксировать их на поверхности изделия с помощью саморезов. При этом важно соблюдать определённую силу при фиксации саморезами. Избыточное напряжения может повредить хрупкую конструкцию подиума. Для того чтобы подиум был максимально ровный, необходимо изготавливать подставки одинаковой высоты.

В зависимости от предпочтений автолюбителя на переднюю дверь автомобиля может устанавливаться несколько динамиков. Соответственно каждому из них необходимо изготовить подходящий подиум.

Для того чтобы каждый подиум плотно прилегал к поверхности двери необходимо изготовить соответствующие конструкции повторяющие габариты подиума. Изготовленные конструкции крепятся на дверь с помощью саморезов.

Варианты исполнения формы подиумов.

Следующим шагом необходимо придать подиуму желаемую форму.

1. Наиболее простым и практичным материалом для придания элементу необходимой формы, является строительная пена. Процесс изменения формы подиума достаточно прост. Для этого необходимо нанести монтажную пену на поверхность и дождаться полного её высыхания.Период высыхания состава можно узнать из комплектующие инструкции производителя. После засыхания состава, подобно скульптору придаём желаемую форму при помощи канцелярского ножа или острова лезвия.

Дальнейшим этапом обработки, будет нанесение слова шпаклевки на полученную форму. После того как шпаклёвкой полностью высохла, необходимо зачистить её с помощью наждачной бумаги небольшой зернистости.

На этом самостоятельное изготовление подиумов из фанеры и строительной пены завершено. Перед установкой в автомобиль изготовлена элементы предварительно окрашиваются в цвет двери или по желанию автолюбителя.

2. Рассмотрим второй способ изготовления подиумов для акустики, который подразумевает использование эпоксидки.

Для этого, необходимо также изготовить каркас элемента с использованием фанеры.После того как мы изготовили карманы для динамиков необходимо тщательно зачистить края с помощью наждачной бумаги.
Изготавливаем подставочное кольца и закрепляем их на корпусе с помощью саморезов.
На изготовленное изделие, натягивается эластичный материал, который в дальнейшем покрывается эпоксидной смолой.В качестве рабочего материал можно использовать капрон.
Далее, необходимо развести состав согласно комплектующей инструкции. Состав наносится на получившуюся форму в три слоя. Между нанесением последующего слоя необходимо выдержать интервал в 12 часов. После этого необходимо дождаться полного высыхания клея.

Внутреннюю полость получившегося элемента можно заполнить строительной пеной. После заполнения также дожидаемся полного высыхания состава.

Изготовленные подиуму можно покрыть антигравийным составом. Внутренняя поверхность колец и стенки, изготовленные из строительной пены легко обрабатываются обычной краской при помощи распылителя.

Окрашиваем изготовленные подставки в понравившийся цвет и ждём полного высыхания поверхности.

После этого монтируем корпус изделия на дверь автомобиля с помощью саморезов и устанавливаем новые акустические динамики. Наиболее качественного звука поможет добиться дополнительная шумоизоляция дверей автомобиля.Поэтому если вы всерьез озадачились качеством звучания музыки в авто, в обязательном порядке произведите шумоизоляцию дверей.

3. Менее распространённым, но все же применяемым на практике вариантом изготовления акустических подиумов, является выполнение из композитного пластилина. Данный материал отлично подходит для большинства модернизаций интерьера авто, поскольку обладают рядом положительных характеристик и хорошо повторяет структуру пластика.

Как правило, комплект композитного пластика включает в себя два слепка: тёмный и светлый. Для придания необходимой формы изготовленным подиумам необходимо смешать пластилин в равных пропорциях. Следующим шагом лепим необходимую форму и устанавливаемый её на поверхность, после чего дожидаемся высыхания. После высыхания композитного пластика необходимо произвести грунтовка поверхности. После высыхания грунта остается заключительный этап оформления подиумов.

Для придания элементам необходимого образа, можно воспользоваться одним из представленных вариантов.

1. Первым вариантом оформление подиумов является покраска. В ходе проведения обработки лучше всего использовать разваленную краску. Окрашиваем элемент в три слоя, с промежутками между нанесением. После высыхания краски необходимо нанести слой лака для придания поверхности блеска.

2.Альтернативный вариант оформления подиумов, является перетяжка. В данном случае лучше всего использовать эластичный материал, который легко принимает необходимую форму. Для фиксации перетяжки на корпусе изделия, можно использовать жидкий клей или аэрозоль.

Удачной модернизации интерьера и качественного звука в салоне автомобиля!

Во многих отечественных автомобилях однажды наступает момент, когда качество звука аудиосистемы начинает снижаться. Владельцы транспортных средств всеми способами пытаются исправить появившиеся неполадки. Однако если обойти стороной переделку салона, то решить данную проблему просто невозможно.

В этой статье показано и рассказано, как своими руками сделать специальные подиумы, с помощью которых можно установить динамики на двери автомобиля. Подиум можно сделать под любой динамик и для любого автомобиля. Создание данных подиумов рассмотрено на примере ВАЗ 2106.

Создание основания для будущего подиума.

Прежде чем изготовить основание для подиума, нужно определиться с его формой. От формы подиума многое зависит, ведь это основа всего устройства. Подиум не должен мешать ручке, которая открывает деверь, и ручке стеклоподъемника. Также важно, чтобы подиум не мешал плотно закрывать двери. В первую очередь, выбранную форму для основания, рисуем на картоне и вырезаем.

Картонный шаблон для основания.

Далее переносим картонный шаблон на фанеру и выпиливаем две детали. Толщина фанеры должна быть от шести до восьми миллиметров.

Площадка под динамик.

Для динамика необходима основа в форме кольца. Прежде чем ее делать, нужно измерить размеры самого динамика, а также его защитной сетки. Обычно внутренний диаметр посадочного места кольца равен внутреннему диаметру самого кольца, а внешний диаметр защитной сетки равен внешнему диаметру кольца. Стоит также учесть, что к внешнему кольцу нужно прибавить пять-семь миллиметров для получения в дальнейшем декоративного кольца. С помощью декоративного кольца динамик будет немного углублен, что придаст более красивый и эстетичный вид конструкции.

схема кольца под динамик и декоративного кольца.

Следующий шаг – вырезание шаблона и перенос его на фанеру. Фанера должна быть такой же толщины, как и для основания, то есть шесть-восемь миллиметров. Перенеся шаблон на фанеру, нужно вырезать две детали. Промазанное клеем декоративное кольцо плотно приклеиваем к основанию, для перестраховки можно приколотить его на маленькие гвоздики.

полученные заготовки

Прикрепление кольца к основанию.

Для того чтобы прикрепить кольцо к основанию, необходимо изготовить проставки. Для изготовления проставок подойдет любой материал, главное – чтобы он обеспечивал жесткость крепления. В этом случае была выбрана обычная рейка нужной длины. Все проставки, их четыре штуки, должны быть разного размера. Их размер зависит от того, как сильно наклонено кольцо относительно основания и насколько сильно оно выдается вперед. Лучше всего направить динамик на рычаг кпп. Для закрепления проставок используются саморезы.

схема крепления проставок с помощью саморезов.

Придание формы подиуму с помощью монтажной пены и каркаса. Монтажная пена – самый лучший вариант для придания формы, ведь ее можно легко обработать, сделать красивые закругленные углы. Наносится пена аккуратно, ровными слоями, начиная от кольца и заканчивая углами. В отверстие (кольцо) для динамика вставляется любая подходящая по размерам труба. Это нужно для того чтобы не тратить пену впустую, ведь кольцо все равно придется вырезать.

В завершение следует проверить, правильно ли нанесена пена на декоративное кольцо, она не должна быть ниже него. Если она все-таки ниже кольца, следует нанести еще некоторое количество пены до того как она высохнет.

нанесение пены.

Придание формы основанию или почувствуй себя скульптором.

Как только пена высохнет, можно начинать ее срезать и придавать нужную форму своему будущему подиуму. Это весьма интересное и необыкновенное занятие, в ходе которого можно почувствовать себя творцом и великим скульптором. Излишки пены убираются канцелярским ножом, он должен быть достаточно острым. Вначале от излишков очищается основание, затем верх. И только после этого можно приступать к выведению формы.

После того, как основание подиума приобрело четкую форму, нужно привести его в наилучшее состояние. Лучше всего отшлифовать основание крупной шкуркой.

практически готовая конструкция.

Выравнивание поверхности.

Поверхность подиума необходимо выровнять. Для этой цели приготавливается смесь шпаклевки и клея пва, которая затем наносится на поверхность подиума. Наносить нужно тонкими слоями, потом хорошо просушить.

подиум с нанесенной шпаклевкой.

После того, как конструкция полностью просохла, можно приступать к обработке наждачной бумагой.

Создание защитного слоя с помощью эпоксидной смолы и стеклоткани.

Стеклоткань нужно как следует пропитать эпоксидной смолой, для того чтобы она сполна могла выполнять свои защитные функции. Эпоксидную смолу нужно нанести на подиум, затем обернуть его стеклотканью. Сверху на стеклоткань снова нанести смолу.

После того как основание подиума просохло, можно обрезать лишние куски стеклоткани и с помощью шкурки убрать остатки клея.

Дизайн подиума.

Для придания подиуму «серьезного» вида, можно обтянуть его искусственной кожей. Цвет кожи необходимо подбирать под цвет дверной обшивки. На фотографии с помощью стрелок показана очередность, с которой лучше всего натягивать кожу на подиум.

У кольца кожа натягивается в самую последнюю очередь, потом закрепляется при помощи степлера. Излишки кожи удаляются. В результате после многих часов кропотливой и трудоемкой работы, получается такая конструкция:

Установка подиума.

В основание подиума, с другой стороны обшивки вкручиваются несколько саморезов. С помощью их нужно будет прикрепить подиум к дверной обшивке. После того как подиум был прикреплен к обшивке, можно ставить ее на место. Затем можно прикрутить дверные ручки и все остальные элементы.

Есть также возможность притянуть основание подиума к двери вплотную. Это можно сделать за счет небольших выступов, которые были предусмотрены в основании подиума.

Подиум, установленный на свое место.

Впечатления.

Эффект от использования данных конструкций просто потрясающий. Весь звук будет находиться впереди, будет передаваться сильными громкими басами. Однако если сделать шумоизоляцию дверей и заделать технологические окна, эффект будет сильнее во много раз!

Самодельные подиумы для автомобильных динамиков

Во многих отечественных автомобилях однажды наступает момент, когда качество звука аудиосистемы начинает снижаться. Владельцы транспортных средств всеми способами пытаются исправить появившиеся неполадки. Однако если обойти стороной переделку салона, то решить данную проблему просто невозможно.

В этой статье показано и рассказано, как своими руками сделать специальные подиумы, с помощью которых можно установить динамики на двери автомобиля. Подиум можно сделать под любой динамик и для любого автомобиля. Создание данных подиумов рассмотрено на примере ВАЗ 2106.

Создание основания для будущего подиума.

Прежде чем изготовить основание для подиума, нужно определиться с его формой. От формы подиума многое зависит, ведь это основа всего устройства.  Подиум не должен мешать ручке, которая открывает деверь, и ручке стеклоподъемника. Также важно, чтобы подиум не мешал плотно закрывать двери. В первую очередь, выбранную форму для основания, рисуем на картоне и вырезаем.

Картонный шаблон для основания.

Далее переносим картонный шаблон на фанеру и выпиливаем две детали. Толщина фанеры должна быть от шести до восьми миллиметров.

Площадка под динамик.

Для динамика необходима основа в форме кольца. Прежде чем ее делать, нужно измерить размеры самого динамика, а также его защитной сетки. Обычно внутренний диаметр посадочного места кольца равен внутреннему диаметру самого кольца, а внешний диаметр защитной сетки равен внешнему диаметру кольца. Стоит также учесть, что к внешнему кольцу нужно прибавить пять-семь миллиметров для получения в дальнейшем декоративного кольца. С помощью декоративного кольца динамик будет немного углублен, что придаст более красивый и эстетичный вид конструкции.

схема кольца под динамик и декоративного кольца.

Следующий шаг – вырезание шаблона и перенос его на фанеру. Фанера должна быть такой же толщины, как и для основания, то есть шесть-восемь миллиметров. Перенеся шаблон на фанеру, нужно вырезать две детали. Промазанное клеем декоративное кольцо плотно приклеиваем к основанию, для перестраховки можно приколотить его на маленькие гвоздики.

полученные заготовки

Прикрепление кольца к основанию.

Для того чтобы прикрепить кольцо к основанию, необходимо изготовить проставки. Для изготовления проставок подойдет любой материал, главное – чтобы он обеспечивал жесткость крепления. В этом случае была выбрана обычная рейка нужной длины. Все проставки, их четыре штуки, должны быть разного размера. Их размер зависит от того, как сильно наклонено кольцо относительно основания и насколько сильно оно выдается вперед. Лучше всего направить динамик на рычаг кпп. Для закрепления проставок используются саморезы.

схема крепления  проставок с помощью саморезов.

Придание формы подиуму с помощью монтажной пены и каркаса. Монтажная пена – самый лучший вариант для придания формы, ведь ее можно легко обработать, сделать красивые закругленные углы. Наносится пена аккуратно, ровными слоями, начиная от кольца и заканчивая углами. В отверстие (кольцо) для динамика вставляется любая подходящая по размерам труба. Это нужно для того чтобы не тратить пену впустую, ведь кольцо все равно придется вырезать.

В завершение следует проверить, правильно ли нанесена пена на декоративное кольцо, она не должна быть ниже него. Если она все-таки ниже кольца, следует нанести еще некоторое количество пены до того как она высохнет.

нанесение пены.

Придание формы основанию или почувствуй себя скульптором.

Как только пена высохнет, можно начинать ее срезать и придавать нужную форму своему будущему подиуму. Это весьма интересное и необыкновенное занятие, в ходе которого можно почувствовать себя творцом и великим скульптором. Излишки пены убираются канцелярским ножом, он должен быть достаточно острым. Вначале от излишков очищается основание, затем верх. И только после этого можно приступать к выведению формы.

После того, как основание подиума приобрело четкую форму, нужно привести его в наилучшее состояние. Лучше всего отшлифовать основание крупной шкуркой.

практически готовая конструкция.

Выравнивание поверхности.

Поверхность подиума необходимо выровнять. Для этой цели приготавливается смесь шпаклевки и клея пва, которая затем наносится на поверхность подиума.  Наносить нужно тонкими слоями, потом хорошо просушить.

подиум с нанесенной шпаклевкой.

После того, как конструкция полностью просохла, можно приступать к обработке наждачной бумагой.

Создание защитного слоя с помощью эпоксидной смолы и стеклоткани.

Стеклоткань нужно как следует пропитать эпоксидной смолой, для того чтобы она сполна могла выполнять свои защитные функции. Эпоксидную смолу нужно нанести на подиум, затем обернуть его стеклотканью. Сверху на стеклоткань снова нанести смолу.

После того как основание подиума просохло, можно обрезать лишние куски стеклоткани и с помощью шкурки убрать остатки клея.

Дизайн подиума.

Для придания подиуму «серьезного» вида, можно обтянуть его искусственной кожей. Цвет кожи необходимо подбирать под цвет дверной обшивки. На фотографии с помощью стрелок показана очередность, с которой лучше всего натягивать кожу на подиум.

У кольца кожа натягивается в самую последнюю очередь, потом закрепляется при помощи степлера. Излишки кожи удаляются. В результате после многих часов кропотливой и трудоемкой работы, получается такая конструкция:

 

Установка подиума.

В основание подиума, с другой стороны обшивки вкручиваются несколько саморезов. С помощью их нужно будет прикрепить подиум к дверной обшивке. После того как подиум был прикреплен к обшивке, можно ставить ее на место. Затем можно прикрутить дверные ручки и все остальные элементы.

Есть также возможность притянуть основание подиума к двери вплотную. Это можно сделать за счет небольших выступов, которые были предусмотрены в основании подиума.

Подиум, установленный на свое место.

Впечатления.

Эффект от использования данных конструкций просто потрясающий. Весь звук будет находиться впереди, будет передаваться сильными громкими басами. Однако если сделать шумоизоляцию дверей и заделать технологические окна, эффект будет сильнее во много раз!

«Наше существование на подиуме — это наше сопротивление» — Беседа о гендерном равенстве в классической музыке — Houston Arts Journal

Джери Линн Джонсон, основатель и художественный руководитель Black Pearl Chamber Orchestra, и Алисия Юрист, основатель, художественный руководитель и главный гобой ROCOИнтервью с Джери Линн Джонсон и Алесией Юрист

Хотя гендерное равенство в классической музыке является предметом постоянных дискуссий, недавнее назначение Натали Штуцманн новым музыкальным руководителем симфонического оркестра Атланты показывает, насколько индустрия отстает от найма женщин-дирижеров.

Когда она приступит к своим обязанностям в сезоне 2022-2023 годов, Штуцманн станет лишь второй женщиной, когда-либо руководившей крупным американским оркестром высшего уровня.

Это происходит в то время, когда менее 10% музыкальных руководителей оркестров в США составляют женщины, согласно исследованию, проведенному Лигой американских оркестров в 2016 году (последнее доступное отраслевое исследование).

В Хьюстоне в настоящее время нет женщин-музыкальных руководителей ни в одном профессиональном оркестре в этом районе, хотя женщины занимают другие руководящие должности в городе.

Среди местных профессиональных ансамблей Мей-Энн Чен выступает артистическим партнером ROCO, а Юэ Бао недавно был назначен помощником дирижера Хьюстонского симфонического оркестра. Половину постановок Хьюстонской Гранд Опера в этом сезоне возглавят женщины-приглашенные дирижеры, впервые для компании.

Среди местных общественных оркестров женщины возглавляют Симфонический оркестр Конроу, Техасский медицинский центр и Форт-Бенд – Анна-Мария Гкуни, Либи Лебель и Доминик Ройем соответственно.

На прошлой неделе я взял интервью у дирижера Джери Линн Джонсон (основателя камерного оркестра «Черная жемчужина») и Алисии Лоуер (основателя, художественного руководителя и главного гобоя ROCO).Джонсон был в городе, чтобы провести концерт ROCO A Stitch in Time, который с тех пор состоялся.

В откровенной и предельно радостной беседе мы говорили о гендерном равенстве в проведении, в том числе:

~ Барьеры, с которыми сталкиваются дирижеры-женщины

~ Усилия ROCO по представлению в этом сезоне исключительно женщин-дирижеров

~ Strides in Houston

~ Личный опыт женщин в классической музыке

~ Почему важно, чтобы на подиуме было больше женщин

Прослушайте разговор (аудио выше) или прочитайте расшифровку (ниже).

Часть этого интервью изначально транслировалась на Houston Matters. Он был отредактирован для ясности и длины.

КЭТРИН ЛУ: Алисия Юрист и Джери Линн Джонсон, большое спасибо за разговор со мной сегодня.

АЛЕСИЯ АДВОКАТ: Ура! Спасибо, что приняли нас.

ДЖЕРИ ЛИНН ДЖОНСОН: Спасибо, что приняли нас.

LU: Добро пожаловать в Хьюстон, Джери.

ДЖОНСОН: Да.

LU: Это не только ваш дебют в ROCO, который вы собираетесь сделать, но и ваш первый раз в Хьюстоне.

ДЖОНСОН: Много новинок на этом концерте, да. Премьера [Марка] Адамо и мой первый раз с ROCO, да.

LU: Я хочу вернуться еще дальше, просто в духе знакомства с тобой.

ДЖОНСОН: Конечно.

LU: Как вы узнали, что хотите стать дирижером?

ДЖОНСОН : О, так далеко мы возвращаемся? ХОРОШО. [смех] Знаете, я начал играть на фортепиано, когда мне было четыре года. И даже это была борьба. Знаешь, в четыре года мои родители просто не верили, что я действительно этим увлекаюсь. И они услышали, как я играю то, что слышал по радио на слух, и спросили: «Где ты научился это играть?» Я сказал, я слышал это по радио. И вот они согласились давать мне уроки. И я действительно был счастлив, что у меня есть друзья семьи моих родителей, которые взяли меня на мой первый концерт оркестра.

В то время мы жили в Миннесоте.Это был Оркестр Миннесоты, и Невилл Марринер был в то время музыкальным руководителем. И вот я увидел свой первый концерт оркестра, и я просто помню, что там был Бетховен. И я просто был в восторге от музыки. Мне понравилось то, что я видел. И я заметил, что на сцене не было пианино, так что, если бы я захотел сочинить эту музыку, мне пришлось бы делать то, что делал человек с палкой. И поэтому мне пришлось стать дирижером. И это то, что я хотел, да.

ЛУ: Ничего себе. Итак, вы влюбились в классическую музыку, а затем влюбились в мысль об оркестре как о вашем инструменте.

ДЖОНСОН: Верно, точно. Точно.

Натали Штуцманн, главный приглашенный дирижер Филадельфийского оркестра, с осени 2022 года назначена музыкальным руководителем Симфонического оркестра Атланты.

LU: Вы сказали «человек с палкой», верно? В каком-то смысле именно об этом я и хотел поговорить сегодня — о гендере на подиуме и о том, что мы видим. То, что мы видели и что мы можем увидеть в будущем… Чтобы понять контекст, недавно, около месяца назад, в мире классической музыки произошли большие новости.Было объявлено, что Натали Штуцманн станет следующим музыкальным руководителем Симфонического оркестра Атланты, что делает ее второй женщиной, когда-либо руководившей крупным американским оркестром высшего уровня, если хотите.

И еще один контекст — это значит, что был первый, и первым был Марин Олсоп. И на самом деле она совсем недавно ушла из Балтиморского симфонического оркестра после долгого пребывания в должности. Это означает, что, когда Штуцманн вступит в свою роль в следующем сезоне, она действительно будет единственной женщиной, работающей в настоящее время в качестве музыкального руководителя крупного оркестра.

Другая статистика заключается в том, что в 2016 году Лига американских оркестров провела исследование, которое показывает, что женщины-музыкальные руководители составляют всего 9,2%.

Я хотел бы услышать вашу реакцию и то, как вы следите за [проблемой], особенно как женщина-дирижер, непосредственно участвующая в создании музыки и в индустрии. Да, как вы относитесь к такой статистике, таким заголовкам и новостям о Натали Штуцманн?

ДЖОНСОН: Ну, во-первых, это круто.Натали невероятный музыкант и певица! Я не знаю, знает ли ваша аудитория, что дирижеры тоже музыканты. И ее инструмент — это ее голос. А так… она просто замечательный художник. Итак, вы знаете, спасибо Атланте за то, что назначили встречу.

В настоящее время происходит много движений и разговоров по многим вопросам не только гендерного, но и расового неравенства. И для меня обе эти вещи совпадают.

Я думаю, что на горизонте будет больше.И это не значит, что я выдаю какую-то тайну. Мол, не то чтобы я знаю какую-то инсайдерскую информацию, и будет еще один анонс. Я просто чувствую, что в это время происходит много движений и разговоров по многим вопросам не только гендерного неравенства, но и расового неравенства. И для меня обе эти вещи совпадают.

Для ваших слушателей: я афроамериканка, поэтому пересечение расы и пола по-особому влияет на меня на подиуме.И поэтому все эти разговоры о свободе действий, не только о привлечении женщин как артистов, но и о расширении прав и возможностей женщин как артистов, начинают вестись действительно конструктивными и важными способами на различных уровнях и в различных секторах мира классической музыки.

LU: Как вы думаете, мы добились прогресса на этом пути? Например, был ли вообще медленный, но неуклонный прогресс? Или вы думаете, что это уникальный момент, когда, наконец, ведутся более активные разговоры и, возможно, поворотный момент?

ДЖОНСОН: Ну, знаете, это интересно.Я думаю, что прогресс достигается только за счет огромного количества женщин, выходящих на поле. Я думаю, ты встречаешься с гораздо большим количеством женщин.

На подиуме не только женщины. Я думаю, что женщины, возглавляющие крупные оркестры, также являются проблемой. Когда у вас есть женщины на руководящих должностях, чтобы принимать решения о включении и расширении прав и возможностей женщин, вы начинаете видеть, как происходят эти изменения.

И со статистической точки зрения, что 9,2% музыкальных руководителей являются музыкальными руководителями оркестров всех размеров и музыкальных руководителей различных ансамблей.Итак, вы знаете, как только вы доберетесь до оркестров высшего уровня — а все они основаны на размерах бюджета, так определяются уровни оркестров — и как только вы доберетесь до этих оркестров высшего уровня с многомиллионными бюджетами и крупными пожертвований, чтобы поддерживать их, эти цифры резко падают. И именно поэтому объявление Натали Штуцманн новым музыкальным руководителем Атланты и Марин Олсоп, уходящей в отставку из Балтимора, имеет такое невероятное значение. И поэтому с этой точки зрения предстоит проделать большую работу, изучив, какие барьеры мешают участию женщин на этих более высоких уровнях.

И опять же, знаете, на подиуме не только женщины. Я думаю, что женщины, возглавляющие крупные оркестры, также являются проблемой. Я только что участвовала в замечательном симпозиуме, спонсируемом Далласским симфоническим оркестром, под названием «Женщины в классической музыке», который проводится уже третий год. И одна из вещей, о которых мы все как бы говорили и отмечали в ходе этого симпозиума — и я знаю, что Алисия участвовала и была экспертом на симпозиуме, — заключается в том, что когда у вас есть женщины, занимающие руководящие должности, чтобы принимая эти решения о включении и расширении прав и возможностей женщин, вы начинаете видеть, как происходят эти изменения.И поэтому я не думаю, что мы можем говорить о женщинах на подиуме без женщин в первых рядах этих крупных оркестров.

LU: На всех уровнях… руководства, администрации.

ДЖОНСОН: Точно.

LU: Алисия, расскажите мне, что делает ROCO в плане отслеживания и решения этой проблемы на протяжении многих лет.

ЮРИСТ: Ну, я женщина. [смех ] Просто констатирую очевидное. [смех]

ЛУ: Для протокола!

ЮРИСТ: Для протокола. Но да, знаете, смешно, у меня семья очень матриархальная — от прабабушки, бабушки, тети, мамы, меня. Сейчас у меня два мальчика. Так что диалог с разными голосами и отношения с ними — самое важное во всех искусствах. Все возвращается к отношениям. И вы слышали, как я бью по этому барабану уже 15-17 лет, потому что он должен быть основан на этом.

Страх иметь только одну женщину… быть единственным голосом, который должен представлять каждую женщину во вселенной, это действительно разрушительно… Но наличие множества голосов в комнате — это то, что, я надеюсь, станет наследием того, с чем я могу уйти. чем занимается РОКО.

И когда вы действительно можете возглавить квест, как в действительно отличной игре Dungeons and Dragons, и вы идете по лесу, приводя с собой людей, расширение прав и возможностей, которое может произойти с женщинами, чего я не думаю, и причина, по которой я воспитывал свою семью, заключается в том, что в предыдущих поколениях я боялся просто иметь в комнате одну женщину, которая будет беспощадно относиться к другим женщинам или быть единственным голосом, который должен представлять каждую женщину во Вселенной. , это действительно разрушительно.

Но теперь, когда у нас так много женщин, у нас так много разных — я имею в виду, что мы половина населения, хорошая подливка, правда? Но я надеюсь, что наличие такого количества голосов в комнате станет наследием того, что я могу оставить с тем, что делает ROCO. И я не думаю, что здесь произошла какая-то махинация. И меня спрашивают об этом — особенно в этом сезоне, это все дирижеры-женщины — меня постоянно спрашивают: «О, что ты там делаешь?» Я такой: повестки нет. Дело в том, что я давно хотел поработать с Джери, и что Мей-Энн Чен была нашим первым художественным партнером.И эти люди находятся в отношениях со мной. И это просто так происходит, верно?

Вот что меня волнует. В 2019 году мы были номером один в стране по программированию женщин-композиторов. Я не знал, что такая статистика достижима. Даже не думал, что кто-то считает, если это имеет смысл. И вот что важно — источник должен быть подлинным. И, надеюсь, люди смогут понять это, даже просто заглянув на наш сайт и придя на наши концерты.

И мы пытаемся быть, знаете ли, коллективом. Не только ROCO, но я думаю, что мы сейчас являемся основными движущими силами и шейкерами классического мира, действительно пытающимися быть коллективом мысли и диалога. Но я имею в виду, давайте посмотрим правде в глаза, ни один человек, основавший оркестр, не получил бы музыкального образования по уходу за детьми во время и после концертов. Просто об этом не подумали бы. Они были бы не против. Они просто не стали бы думать об этом, потому что не в их духе времени говорить: «Что мне делать с ребенком, верно?» И мы делаем это во время репетиций.У нас есть присмотр за музыкантами во время репетиций. Я имею в виду, что это просто такой логичный выбор, но не то, что — а в моей жизни есть три замечательных мужчины, и мой папа тоже — но они бы до такого не додумались.

И я думаю, что важно иметь людей с разным опытом, разными приоритетами, разными жизненными путями, чтобы иметь возможность влиять на то, как мы будем двигаться вперед вместе.

Мей-Энн Чен является художественным партнером ROCO с 2019 года.Чен также является музыкальным руководителем Чикагской симфониетты, а этой осенью она стала первой женщиной-дирижером из Азии, которая была назначена главным дирижером австрийского отдыха — Большого оркестра Граца в Штириарте.

LU: Теперь я хочу спросить вас, Алисия, вы знаете, как художественного лидера в нашем сообществе, как вы думаете, какие успехи мы делаем здесь, в Хьюстоне?

И просто для того, чтобы представить это с небольшим контекстом — потому что эти музыканты не находятся с нами в комнате, чтобы говорить сами за себя — я знаю, что, например, в Хьюстонском симфоническом оркестре Юэ Бао был только что назначен помощником дирижера.И у нас также есть Либи Лебель, конечно же, давний директор оркестра Техасского медицинского центра. Conroe Symphony, общественный оркестр в районе Большого Хьюстона, объявил о новом директоре — кажется, Анне-Мари Гкуни. И половина опер Хьюстонской Гранд Опера в этом сезоне будет дирижировать женщинами.

Кажется, что Хьюстон делает успехи, но как человек, непосредственно работавший в этой области, что вы думаете?

ЮРИСТ: Да, отлично. Это то, что нужно сделать в течение очень долгого времени.Я рад, что это происходит, однако это происходит. Неважно, как это произойдет, это должно произойти. Мне нравится тот факт, что HGO только что наняла Хори Дастура на пост генерального директора. Это будет иметь эффект. Хьюстон Гранд Опера всегда был для нас прекрасным партнером в рекламных акциях и различных вещах, которые мы делаем.

И я думаю, что мы просто оказываем медвежью услугу в своем искусстве, и это глобальный разговор не только о женщинах, он о том, что нам нужно процветать, а не просто пытаться равняться.Для меня это звучит как математическая транзакционная проблема, а не реляционная проблема. Поэтому, чтобы ответить на этот вопрос, конечно, это здорово и замечательно. Я имею в виду, что бы это ни потребовалось, чтобы привести нас всех к точке, где это просто не комментируется, было бы прекрасным пространством, в котором можно было бы оказаться.

LU: Джери, у тебя действительно, я думаю, очень успешное и интересное путешествие. В 2005 году вы вошли в историю как первая чернокожая женщина, выигравшая международную дирижерскую премию, когда вам была присуждена стипендия Таки Олсоп.Вы преодолели барьеры в Европе и США, став первой афроамериканкой на подиуме многих оркестров. Вы дирижировали Филадельфийским оркестром и оркестрами по всей стране и за рубежом. А в 2008 году вы основали собственный оркестр Black Pearl Chamber Orchestra в Филадельфии.

Итак, я имею в виду, что это замечательные вехи, но я хотел бы услышать о вашем опыте работы дирижером-женщиной. С какими трудностями – я имею в виду, хорошими или плохими – вы сталкивались, и барьерами, с которыми, по вашему мнению, сталкиваются женщины-дирижеры?

ДЖОНСОН: Вы знаете, я бы сказал, что начинать очень рано, как любому молодому дирижеру, всегда трудно найти возможности.Вы просто всегда хватаетесь за все, что можете сделать, даже если вам не платят. Вы просто хотите, чтобы опыт просто махал руками [перед] кем угодно, кроме зеркала. И поэтому у меня никогда не было никаких проблем в начале моей карьеры.

Было общее ощущение — от людей, которые должны были быть наставниками и чемпионами — какой-то вялый отклик на мой интерес к дирижированию, о котором в то время я особо не задумывался. Конечно, теперь, оглядываясь назад, я понимаю, почему у них была тусклая реакция.И это стало по-настоящему перспективным после того, как я выиграла стипендию Таки Олсоп для дирижеров, которая была основана Марин Олсоп, чтобы действительно предоставить расширенные возможности и знакомство для молодых женщин-дирижеров, проходящих через систему.

Марин Олсоп / фото предоставлено Марианой Гарсиа

Итак, после победы, дирижирования оркестрами по всему миру и действительно отличных вещей, я, как и все дирижеры, отправился на прослушивание. И… когда дирижеры пробуются в оркестр, мы, в отличие от музыкантов оркестра, не за ширмой.Поэтому, чтобы убедиться, что процесс прослушивания справедлив, например, для скрипачей и гобоистов, все они находятся за ширмой, поэтому вы не можете видеть, кто они, какого пола, расы или чего-то еще. Вы просто слушаете звук, который производит этот человек.

ЮРИСТ: Никогда об этом не думал.

ДЖОНСОН: Ага. И поэтому дирижеры не могут дирижировать за экраном, потому что мы используем свое тело для невербального общения. И поэтому оркестр должен нас видеть.Чтобы они знали, кто мы, когда поднимаемся на подиум.

Итак, я прошел прослушивание на должность музыкального руководителя трех оркестров в разных местах Америки и прошел в финал всех этих оркестров, что означает, что я был одним из трех последних кандидатов. И не устроился ни на одну из них – опять же, ничего необычного. Вы знаете, в бизнесе много отказов, [и] вроде как, по выражению великого поэта нашего времени, Джея Зи, «к следующему». Так что ты просто собираешься, отряхиваешься и продолжаешь двигаться вперед.

Один оркестр в Калифорнии, что очень необычно, председатель комитета по поиску сказал, знаете ли, вы не получили работу… но сказал, что если вам нужна обратная связь, мы будем рады предложить ее вам. А это, опять же, большая редкость. Обычно иногда вы даже не слышите, что не получили работу. Вы просто видите объявление о том, что кто-то получил работу. Ты такой: ну, это не я. Так что я думаю, что я не получил работу! [смеется]

Тогда он… сказал: «Ты просто не похож на того, каким зрители ожидают, что маэстро будет выглядеть».’ Действительно болезненный… момент в моей жизни… потому что он сказал мне… Я всегда собирался быть аутсайдером в классической музыке из-за моей расы и пола.

Так что для них протянуть руку помощи было редкой возможностью получить обратную связь. И вот я связался с джентльменом в то время. Он был председателем поисковой комиссии. У нас был прекрасный разговор. И он очень похвалил мою работу и сказал: «Послушайте, оркестру понравилось ваше дирижирование, и правление подумало, что с вами будет замечательно работать, [у вас] было несколько замечательных идей, замечательная музыкальность».Я сказал: «О, хорошо. Это очень мило». Он говорит: «Да, мы просто не знали, как вас продать».

ЛУ: Ничего себе.

ДЖОНСОН: Да, вау. И знаете, будучи тогда молодым и наивным, я не очень понял, что он имел в виду. Вот я и спросил — знаете, я не понял. И вот тогда он как бы откашлялся и сказал: «Ты просто не похож на того, на кого публика ожидает, что маэстро будет выглядеть».

Действительно болезненный момент в моей жизни, открытие глаз, смена перспективы, смена парадигмы.Потому что он сказал мне, что каким бы хорошим дирижером я ни был, каким бы ни было мое резюме, я всегда буду аутсайдером в классической музыке из-за своей расы и пола.

Таким образом, это привело меня на путь к Black Pearl, которая создавала свой собственный [оркестр]. И я как бы воспринял заявление о том, что «ты не похож на того, каким, как зрители ожидают, будет выглядеть маэстро» — я перевернул его с ног на голову. И так на многих наших программах я всех превращаю в дирижеров. [смеется] Примерно так я и сказал.

Мой опыт работы на подиуме в значительной степени определяется радостью, которую я испытываю от возможности проявлять свою собственную свободу действий, а также от того, что расширяю возможности музыкантов, которыми я имею честь руководить и работать с которыми.

Таким образом, мой опыт выступления на подиуме с тех пор стал действительно очень вдохновляющим — потому что, когда я дирижирую и когда я учу дирижировать других людей, урок, который я усваиваю, и который учат они, и я продолжаю любить чувствовать — это урок свободы воли, когда люди ясно знают, кто они, знают, чего хотят, эффективно сообщают об этом и получают это от мира.Будь то оркестр, будь то медицинское учреждение, будь то банковское учреждение, будь то юридическое учреждение, учебное заведение. Но эта способность влиять на наш мир — это то, чего сейчас отчаянно не хватает из-за COVID. Это то, чего отчаянно не хватало цветным сообществам в течение многих лет из-за системного неравенства по ряду причин.

Так что это важный урок для всех. И поэтому мой опыт на подиуме в значительной степени определяется радостью, которую я испытываю от возможности проявлять свою собственную свободу воли, а также за расширение прав и возможностей музыкантов, которыми я имею честь руководить и с которыми я имею честь работать, и позволять им участвовать в своей деятельности в качестве также творческие люди.

Джери Линн Джонсон дирижирует камерным оркестром «Черная жемчужина», который она основала в 2008 году.

LU: Так что это может показаться очень… я имею в виду, это может показаться глупым вопросом, но почему бы не задать его прямо. Почему важно, чтобы среди дирижеров было больше женщин? Что поставлено на карту?

ДЖОНСОН: Вау. Я нахожу этот вопрос невероятно сложным, учитывая, что мы находимся в штате Техас, который, независимо от вашей позиции по этому вопросу, систематически подрывает конституционные права женщин.Опять же, я не занимаю позицию по этому вопросу так или иначе, это не так. Но способность женщин иметь свободу действий —

ЮРИСТ: Опять это слово. Да, «агентство» — важное слово.

ДЖОНСОН: Это важное слово. Таким образом, мы можем любым способом напомнить девушкам и женщинам, что у них есть свобода воли, и помочь им научиться развивать и демонстрировать ее подлинными способами – и это не значит, что вы должны притворяться мужчиной, чтобы занимают место в комнате.Вы, как женщина, можете занимать ровно столько места, сколько вам нужно, чтобы быть тем, кто вы есть на самом деле, и этого достаточно. Этого более чем достаточно. Это много.

Итак, важно смоделировать это и продемонстрировать эту истину, потому что говорить об этом недостаточно. Мы должны моделировать это не только, я думаю, для молодых женщин и девушек, но мы должны моделировать это для всех поколений, потому что я думаю, что мы должны думать о поколениях женщин, которые не выросли с этим. Мы должны думать о женщинах, приезжающих в Америку из других культур, которые не демонстрируют этого, откуда бы они ни родом.

В той мере, в какой дирижирование и классическая музыка могут играть небольшую роль в отстаивании американских демократических ценностей и воплощении этих демократических ценностей, мы остаемся верными этой стране и тому, на чем она была основана.

Итак, вы знаете, для меня права женщин являются фундаментальной американской демократической проблемой. Потому что, несмотря на практическое несовершенство того, как отцы-основатели реализовывали эти демократические ценности, владея рабами и не давая женщинам права голоса и тому подобное, в основе лежала концепция неотъемлемых прав всех людей. .

Итак, мы, как американцы, находимся в стадии разработки. И в той мере, в какой дирижирование и классическая музыка могут играть небольшую роль в отстаивании американских демократических ценностей и воплощении этих демократических ценностей, мы остаемся верными этой стране и тому, на чем она была основана.

ЮРИСТ: Ты должен написать книгу. Это великолепно.

ДЖОНСОН: Мы собираемся сделать подкаст! Должны ли мы анонсировать подкаст прямо сейчас?

ЮРИСТ: Да, подкаст прямо сейчас!

LU: Вы впервые услышали это здесь. [смех] Подкаст от Джери Линн Джонсон и Алисии Юрист!

ЮРИСТ: Да, это действительно сказочное слово, слово «агентство». Я люблю это. На самом деле я пробовался на дирижера в бакалавриате. Ну вроде. Но парень, который там был, я не буду называть его имени, он, по сути, сказал: «Вы знаете, женщины не умеют дирижировать. Очень плохо, так грустно».

ДЖОНСОН: На самом деле это общая тема, особенно для Бетховена как конкретного композитора, что женщины просто — даже физически, а не только эмоционально — неспособны интерпретировать и исполнять.Итак, когда я основал Black Pearl, первый концерт, который мы дали, конечно же, Beethoven Five. Просто причина.

ЮРИСТ: Дай пять! Громкая высокая пятерка, да! [смех]

ДЖОНСОН: И мы делаем Бетховенскую восьмерку в ROCO!

ЮРИСТ: Что, мы не делаем много Бетховена! [смех]

ДЖОНСОН: И поэтому я всегда стараюсь включить Бетховена, просто лично, где и когда я могу… Я думаю, вы знаете, искусство и политика очень тесно связаны в сознании людей прямо сейчас.

Когда мы говорим о женщинах-композиторах и дирижерах… и о том, почему важно видеть это агентство, политическое заявление почти превращается в то, что наше существование на подиуме — это наше сопротивление.

Правда в том, что они всегда были на одной линии, так что это заблуждение, что они разделены. Но теперь, то, как люди используют музыку, чтобы, возможно, расслабиться и отвлечься от мирских вещей, я уважаю это и делаю то же самое. Но это не значит, что композиторы, написавшие эти произведения, чувствовали то же самое, когда создавали их.

И вот, знаете, для меня, когда мы говорим о женщинах-композиторах и дирижерах на подиумах, и почему важно видеть это агентство, политическое заявление становится почти что наше существование на подиуме — это наше сопротивление.

Существование есть сопротивление.

Да, запиши это, Алисия. Это действительно хорошо.

ЮРИСТ: Я записываю, мой друг. беру на заметку!

ДЖОНСОН: Это слоган подкаста.В любом случае, ты слышишь это здесь, Хьюстон. [смех] Вы приближаетесь к процессу создания подкаста! [смех]

ЛУ: Магия происходит прямо сейчас. [смех]

ЮРИСТ: Это потрясающе.

LU: Джери Линн Джонсон и адвокат Алисии, большое вам спасибо за то, что пришли поговорить со мной, а также, знаете ли, поделиться радостью от этого концерта – и вашего дебюта, Джери, с РОКО!

ДЖОНСОН: Да, спасибо! Спасибо, что приняли нас.Это так весело. Очень ценю это, Кэтрин.

ЮРИСТ: Спасибо, ребята.

ЛУ: Спасибо.

Посмотрите, как Джери Линн Джонсон дирижирует концертом ROCO «A Stitch in Time».

Нравится:

Нравится Загрузка…

Связанные

Еще один в книгах

Есть что-то идеальное в двусмысленности, с которой заканчивается сезон шоссейных велогонок в чужой стране (по крайней мере, по спортивным традициям), посреди ночи без видеотрансляции, за исключением странных командных видеоклипов в Твиттере.Наконец, Cycling добился идеального дополнения к началу сезона, что также довольно сложно определить. Честно говоря, мне пришлось проверить пару раз, чтобы убедиться, что мы закончили. Кубок Японии был позже? Это был последний пункт в списке, но Гуанси удалось обойти его. А я ярый фанат. Молодец, велосипед!

Схема календаря шоссейного велоспорта UCI

Но то, что может быть проблемой для некоторых видов спорта, не является проблемой для велоспорта, потому что мы не ждали окончательного решения, катарсиса или чего-то еще, чего ожидают люди в спортивном мире.Велоспорт — это все о том, чтобы решить для себя, что считать хорошим или плохим сезоном, и я включаю в себя болельщиков, спортсменов и команды. Я исключаю UCI, потому что в конце каждого сезона, независимо от того, что произошло, они заявляют об успехе и пьют за себя лучшее шампанское. По крайней мере, на этот раз у них хватило здравого смысла пригласить несколько крутых китайских исполнителей.

Гала-концерт UCI, очевидно, Тим де Ваэле

В любом случае, когда китайские акробаты жонглируют сырными колесами перед толстыми котами UCI, я думаю, мы можем согласиться с тем, что сезон окончен.Так о чем это было? Ну… это в равной степени в глазах смотрящего. Речь шла об определенных памятных победах, о людях, приходящих и уходящих, и о продолжающейся эволюции спорта. Я запомню этот год как год, когда я посетил Classics и увидел, как Филипп Гилберт и Грег Ван Авермэт лично укрепляют свое и без того впечатляющее наследие. Многие американские фанаты помнят этот сезон как сезон, когда они смотрели его изрядное количество по телевизору, что, кажется, становится лучше, даже в случае с «Велоспортом».Телевизор гаснет. Не стесняйтесь комментировать, чем вам запомнился этот сезон.

На нашем последнем PodCafSt Конор, Эндрю и я немного поспорили на тему того, кто на самом деле выиграл сезон, и откуда мы это знаем. Вы можете ознакомиться с нашими конкретными выводами, но я испорчу один из них, сказав, что мы объявили очевидное: что не существует единого удовлетворительного показателя годового успеха. Есть общее количество побед, общее количество очков, отличные моменты и модные майки, но ни один из них не принимается в качестве окончательной оценки результатов сезона.

И меня это устраивает, но я не полностью верю в то, что так и должно быть. Одна из идей, время которой пришло и прошло, но может вернуться, — это майка лидера сезонной серии. Помните это?

Лидер UCI Данило Ди Лука Ларс Ронбог

А его гораздо более безвкусный предшественник?

Музей в форме Кубка мира Ларс Ронбог

Слишком много белого для велосипедного комплекта, особенно для специалиста по классике.

Дело в том, что велосипедные майки для соревнований на протяжении всего сезона имеют долгую историю. Полностью белая форма лидера UCI Pro Tour просуществовала с 2005 по 2010 год. До этого был чемпионат мира 1988 года, а до этого Super Prestige Pernod, который был эталоном годового успеха, начиная с 1958 года.

Соревнование Super Prestige Pernod пришло на смену соревнованию Challenge Desgrange-Colombo и стало узнаваемым показателем величия велоспорта на три десятилетия.Очень немногие гонщики были готовы к победе, и все имена вошли в Зал славы первого голосования: Анкетиль, Пулидор, Янссен, Меркс, Мартенс, Мозер, Хино, Лемонд, Келли и, наконец, Рош. На самом деле в соревнованиях было несколько уровней, включая категории молодых гонщиков и женщин, но когда Франция запретила рекламу алкоголя в спорте, спонсор ушел.

Это привело к чемпионату мира по футболу, спонсируемому весьма заметным безалкогольным брендом Perrier. Это длилось с 1989 по 2004 год, но включало только основную классику.NTTAWWT, но это не совсем то, о чем я говорю.

Pro Tour действительно пытался определить победителя в общем зачете, начиная с 2005 года, когда он включал в себя сочетание лучших классических гонок, гонок на коротких этапах и больших туров. Я не уверен, что могу восстановить точную причину, по которой майка UCI исчезла, но, насколько я помню, это было связано с обстоятельствами, которых больше не существует. Я считаю, что это было связано с драмой UCI-ASO, которая достигла своего пика около десяти лет назад. По сути, Тур пытался исключить какой-либо контроль над своей собственностью со стороны UCI, и получение очков в рамках их серии было одной из главных проблем.Футболка была символом этого выпуска, поэтому она должна была уйти. Другая проблема, которая, напротив, , а не , кажется совершенно нелепой, заключается в том, что Про-тур не состоял из достаточного количества событий, чтобы майка имела большое значение. Кто-то справился с классикой, а затем взял отпуск, пока разыгрывались грандиозные туры, и рейтинг UCI перестал быть чем-то запоздалым.

Суть в том, что он не был виден на регулярной основе, а затем был подавлен распрями, которые ознаменовали эпоху.Теперь у нас есть рейтинги Мирового тура, но нет майки, показывающей, кто лидирует. Это просто цифры на экране вашего компьютера. Конечно, эти цифры имеют значение для определения статуса лицензии команды, и гонщик с наибольшим количеством очков будет приветствоваться многими командами, поэтому это означает некоторую зарплату.

Но разве не стоило бы соревнование Мирового тура бороться усерднее, если бы у него была майка для лидера? Вместо того, чтобы быть чем-то небрежно упомянутым один или два раза в четырехчасовой передаче, майка лидера гарантирует, что соревнование заметят все, дома и на обочине, до такой степени, что вы не сможете его пропустить.Несомненно, сами гонщики получат престиж от замены своей обычной командной одежды на этот специальный комплект, по крайней мере, если они будут выступать за AG2R. Это может легко быть чем-то, за что люди действительно соревнуются.

Да и статус лидера вряд ли будет восполнен. Текущий Мировой тур был расширен до 37 событий и более ста дней катания, что на семь гонок больше, чем Про-тур на пике своего развития. Налицо сильная конкуренция, календарь заполнен достаточно, чтобы мы видели много футболок, и кто знает, может быть, ASO не станет снова играть в убийцу.

Кирхен: Стремление к подиуму Тура

Не упустите момент от Парижа-Рубе и Unbound Gravel до Джиро д’Италия, Тур де Франс, Вуэльты Испании и всего, что между ними, когда вы присоединиться к Outside +.

Эндрю Худ

Кирхен возлагает большие надежды на 2009 год.

Фото: Эндрю Худ

Попробовав желтую майку на Тур де Франс 2008 года, Ким Кирхен нацелилась на еще большее в 2009 году.

30-летний спортсмен не встает и не называет себя кандидатом на общую победу, а ставит перед собой реальную цель попасть в топ-5 и, если повезет, на подиум.

Заняв подряд седьмое место в Туре, Кирхен уверен, что его результаты в гонках на время достаточно улучшились, и он может рассчитывать на дальнейшие улучшения в 2009 году.

Люксембуржец признает, что он никогда не сможет лазить, как стройные горные козлы в седлах, но он также знает, что его всесторонние навыки, которые обеспечили победу на этапе Тура в 2007 году и четыре дня в желтом цвете в 2008 году, всего лишь что ему нужно, чтобы стремиться к большему.

Однако он не забывает и о весенней классике. Благодаря своей выдающейся победе во Флеш-Валлонне в прошлом году, Кирхен считает, что он может победить в любой из классических гонок в Арденнах.

Кирхен в желтом майке.

Фото: Грэм Уотсон

VeloNews Европейский корреспондент Эндрю Худ встретился с Кирхеном на тренировочном сборе команды в прошлом месяце на Майорке, чтобы поговорить о Флеше, желтой майке и его отношениях с братьями Шлек. Вот выдержки из интервью:

VeloNews: Как ваш прошлогодний успех помог в преддверии этого сезона?

Ким Кирхен: Теперь у меня больше уверенности.Я более расслаблен, потому что знаю, на что способен. Я знаю, что я должен делать, как готовиться и как нужно готовиться к гонкам. На самом деле, я начал прошлый сезон очень легко. Я чуть не испугался, но в решающей части сезона форма пришла очень быстро. В Паис-Васко было здорово. Я одержал там две победы, и это придало мне дополнительную мотивацию для классики. Теперь я не напрягаюсь. Я знаю, если я сделаю работу, форма придет и, надеюсь, результаты.

ВН: Как бы вы охарактеризовали свой сезон 2008 года?

Кирхен выиграла два этапа прошлогодней Vuelta Ciclista al País Vasco.

Фото: Грэм Уотсон

KK: Определенно, это был мой лучший сезон. Команда была еще лучше. У нас было много уверенности. Выиграть Flèche Wallonne было настоящей честью. А выиграть его в тех погодных условиях было еще лучше. Не то чтобы мне нравилась плохая погода, просто я езжу лучше, чем некоторые другие. Мы больше привыкли к плохой погоде в Люксембурге.Вы должны знать, когда вам нужно участвовать в гонках, а под дождем это еще больше усложняет задачу.

ВН: А потом Тур в желтой майке?

KK: Первая неделя Тура была для меня идеальной. Было несколько отличных этапов с двух- или трехкилометровым подъемом в гору. Жаль, что не было бонусов за время. Я очень хотел выиграть тот первый этап, но не получилось. Первое испытание на время было неожиданностью, насколько хорошо я справился. Это меня очень мотивировало.Теперь я знаю, что могу хорошо выступить в гонках на время. Это большой прогресс для меня.

Первая любовь классики

ВН: Что изменится для вас после успешного сезона в 2009 году? Ким Кирхен (Team High Road) берет мокрую от дождя Fléche Wallonne.

Фото: AFP

KK: Немного. Я не изменился. Есть несколько новых гонщиков, но спортивные цели для меня остались прежними. Это классика и Тур де Франс.

VN: Какой следующий вызов с классикой?

KK: Теперь я выиграл Flèche, что придало мне больше уверенности в классике.Я бы хотел нацелиться на Милан-Сан-Ремо и Льеж. Эти гонки длиннее, и, возможно, мне придется немного сбросить вес, чтобы проехать 260 км. Это цель для классики в этом году.

VN: Вы считаете себя больше гонщиком Tour или классиком?

KK: Бельгия для меня как второй дом. Классика — крупнейшие гонки года. Вы должны быть сосредоточены на этом дне, чтобы победить. Я дважды участвовал в гонках Фландрии, но не уверен, что сделаю это. Я должен пойти в Паис Васко.Это идеальная подготовка к Арденнам. Это дает вам ноги, необходимые для победы в классике. Вы не можете выиграть классику, просто подготовившись. Вы должны мчаться, чтобы получить ноги.

VN: Что для вас лучше, Льеж или Амстел?

KK: Amstel намного агрессивнее и опаснее, чем люди думают. Вы действительно должны знать, где находиться на дорогах. Если вы потеряете две позиции на этих подъемах, потребуются огромные усилия, чтобы вернуться. Льеж — это больше о выносливости, чтобы иметь возможность следить за движениями на более длинном расстоянии.Вы должны быть в состоянии реагировать, когда приходят движения.

Езда в желтом

VN: После классики ты отлично провел Тур и катался в желтой майке, что это значило для тебя?

KK: Это было очень мило. Я с трудом помню, что даже носил его. На самом деле это был сильный стресс. Вы понимаете, сколько дополнительных усилий требуется, чтобы лидировать в гонке каждый день. Ты всегда спешишь на трибуну, на контроль, на пресс-конференции. Вы на час позже для всего — еды, массажа, отдыха.Я почти ничего не помню, но когда я вернулся в отель, и моя футболка висела на стуле, вот тогда вы видите майку. Это было особенное. А на следующий день ты так сосредоточен на том, как ты собираешься защищаться, как ты собираешься ездить. Слишком много дел, чтобы думать о том, что ты носишь желтую майку. Только сейчас, когда я смотрю на фотографии, я понимаю, насколько это важно.

VN: Желтая майка меняет тебя вообще как человека или как гонщика?

KK: Жизнь меняется только тогда, когда ты этого хочешь.Некоторые СМИ больше интересуются мной, но люди, которые знают меня по прошлому, знают, что я не изменился.

VN: Вы проиграли майку на этапе Hautacam, были ли у вас реалистичные ожидания, чтобы защитить ее в тот день?

KK: Я знал, что в тот день будет очень трудно удержать его. Я должен был отдать все свои силы. Я по-прежнему входил в десятку лучших на Турмале, и это было хорошо, потому что некоторых гонщиков там не было, таких как Кунего и Вальверде. Hautacam оказался для меня слишком тяжелым.Я поднялся на своей скорости, потому что не хотел полностью сломаться. Думаю, я потерял около четырех с половиной минут.

ВН: Довольны ли вы тем, что вам удалось так долго защищать майку?

KK: Мы хотели защищать его так долго, как только могли. Я немного устал в первую неделю, а с майкой вы теряете много энергии. Мы прекрасно себя чувствовали в футболке и не хотели отдавать ее без боя. У нас было четыре дня в желтом. Мы были сильны, и мы показали, что мы были там.Но сохранить майку после Hautacam было слишком нереально.

Стремление к подиуму

VN: Как изменились ваши цели на Туре после желтой майки? Кирхен наслаждался своим временем в желтом.

Фото: Грэм Уотсон

KK: Я знал, что когда сосредоточусь на GC, я смогу финишировать в первой десятке. Я всегда был близок к GC. Внесение этих улучшений в гонку на время было важно. Я действительно усердно работал над гонкой на время, и я думаю, что все еще могу прогрессировать.Может быть, я смогу стремиться к подиуму. Я знаю, что никогда не смогу следовать за лучшими через большие горы.

VN: Вы верите, что можете выиграть Тур?

KK: Я не гонщик, который сразу же верит, что я могу победить. Всегда бывают дни, когда может случиться какое-нибудь дерьмо. Как гонщик, я должен быть очень внимательным. Я не слишком далеко от подиума, но и не слишком близко. Топ-5 реален, тогда подиум в пределах досягаемости.

ВН: В 2009 году будет сложнее?

КК: Контадор и Астана вернутся.А с Армстронгом мы просто не знаем, как он будет ездить. Моя цель — добиться большего успеха, чем в прошлом году. Для меня это топ-5 и, может быть, подиум. Я не тот парень, который скажет, что готов выиграть Тур.

VN: Вы универсал, насколько еще вы можете улучшить свое лазание?

KK: Это правда, мне нужно улучшить свои навыки скалолазания. Я хочу быть хорошей во всем. Я люблю спринт, люблю гонку на время и люблю лазать. Вы должны быть в состоянии сделать все эти вещи для достижения ваших целей.Если вы так сосредоточены на чем-то одном, вы отказываетесь от чего-то другого. Если бы я сосредоточился только на лазании, я бы потерял силы в гонках на время или спринтах. Таким образом, есть много возможностей для побед.

Посол Люксембурга

ВН: В прошлом году в СМИ много говорилось о ваших отношениях с братьями Шлек, насколько хорошо вы ладите?

KK: Мы из одной страны, и мы товарищи по национальной сборной. Раньше отношения были очень хорошие.У нас разные мысли о тактике и тренировках. У каждого свои идеи. Мы трое хороших гонщиков из маленькой страны. Мы все мотивированы на достижение хороших результатов. Между нами соперничество. Это здорово, потому что это показывает, что мы становимся сильнее. Мы счастливы, что теперь у нас есть три больших гонщика из Люксембурга. Ничего страшного. Мы не лучшие друзья, мы не воюем, но мы разговариваем друг с другом. Мы ответственны.

VN: Внезапно Люксембург оказался на вершине пелотона вместе с вами и братьями Шлек?

KK: Для страны с населением всего 500 000 человек это особенное событие для Люксембурга.Мы маленькая нация, поэтому важно побеждать и носить желтую майку. Мы все упорно боремся за сборную. Мы гордимся. Велоспорт действительно возвращается.

Антидопинговая позиция

ВН: Что вы думаете о контроле и новых усилиях по борьбе с допингом?

КК: С ​​биологическим паспортом, системой АДАМС; это то, что мы должны сделать. У чистых райдеров нет проблем ни с чем из этого. Проблема будет тогда, когда будет допущена ошибка или когда кто-то пропустит тест по ошибке.Мы должны относиться ко всему этому очень серьезно. Мы не можем позволить себе больше ошибок в велоспорте. Нам всем нужно быть очень организованными перед новым тестированием. Это не всегда самое простое. Это займет время. В велоспорте мы должны признать, что это единственный способ выжить. Это один из способов очистить спорт, чтобы получить этих читеров. Вот почему я здесь (Колумбия), чтобы быть чистым гонщиком. Это то, что мы должны делать в спорте. Это реальность.

ВН: В гонке на время ты был вторым после Шумахера, считаешь ли ты это победой?

КК: Это как победа для меня, когда я уже пересёк черту вторым.Если я выиграю официально, ну, это другое дело. У меня еще есть шанс пересечь финишную черту первым на Туре. Конечно, я рад, что людей ловят. Именно так мы должны идти в велоспорте сейчас. До сих пор очень обидно, что это все еще происходит.

Фотогалерея

#DigitalTradies: Когда классический музыкант открывает для себя мир технологий

#DigitalTradies: когда классический музыкант открывает для себя мир технологий — познакомьтесь с Киараном Хеннесси


4 августа 2021 г.

Добро пожаловать во второй выпуск #DigitalTradies!

В этой новой серии мы встретимся с очень замечательными людьми из семьи Lendlease Digital (мы называем их «Digital Tradies»), чтобы узнать, чем они занимаются и над чем работают прямо сейчас с помощью Podium.

Сегодня мы разговаривали с Кираном Хеннесси, бывшим классическим музыкантом, который стал лидером в области технологий. Киаран — главный архитектор программного обеспечения в Lendlease Digital и председатель рабочей группы по инфраструктуре консорциума цифровых двойников.

Расскажите о себе
Мне нравится называть себя немного супер-ботаником. Так что в основном это означает, что я люблю технологии, я люблю программное обеспечение и люблю решать проблемы — и это в значительной степени то, в чем заключается моя работа. Я управляю большим количеством технологической архитектуры через Lendlease Digital.

По слухам, у тебя необычайный музыкальный дар. Можете ли вы рассказать нам немного больше?
Когда я был моложе, я играл на многих деревянных духовых инструментах – кларнете, фаготе, гобое. Я также много играл на классическом фортепиано и немного на клавесине в нескольких оркестрах. Одна из интересных вещей в музыке (чего многие люди не осознают) заключается в том, что она довольно близка к технологиям. Так же, как и музыка, технология — это творчество, поиск различных способов ведения дел и создание чего-то из ничего.

Почему вы так увлечены технологиями?
Это радость видеть, как то, что вы себе представляли, воплощается в жизнь в реальном мире. Несмотря на то, что он виртуальный, его можно почти потрогать и почувствовать. Вы можете видеть, как он оживает в ваших руках, и это действительно захватывающе!

У вас есть любимый продукт Podium?
Я люблю всех своих детей одинаково. Вот что я скажу: то, что я нахожу действительно захватывающим в Podium, — это на самом деле концепция самого Podium, а не какой-то конкретный продукт.Каждый из продуктов сам по себе имеет огромную ценность и огромные трансформационные результаты, но я думаю, что Podium как семья и совместная работа — это то, что меня больше всего волнует.

Что вдохновляет вас заходить каждый день?
Немного о людях. Немного о том, чем занимается Лендлиз. И это немного о подлинности вещей, в которые верит Lendlease. Когда Lendlease говорит такие вещи, как «мы стремимся к безопасности», они имеют в виду это. Когда они говорят: «Мы стремимся к нулевому выбросу углерода», они имеют в виду именно это.Еще одна вещь, которая мне нравится в лендлизе, это то, что названия должностей не имеют значения. Lendlease — это организация экспертов, поэтому вам просто нужно понять, каков опыт каждого человека. В основе Lendlease лежит эта культура наставника/ученика, и в людях есть настоящее стремление делиться знаниями и опытом.

Наконец, какое ваше тотемное животное?
Хамелеон! Способность принимать изменения и адаптироваться к тому, что вам нужно в любой ситуации, очень полезна.

 

 

Стальная кафедра для класса с регулируемой высотой, колесами и полкой – PodiumStop

Эта кафедра с регулируемой высотой оснащена колесами и представляет собой мобильную презентационную станцию, которая легко меняет высоту в зависимости от желания выступающего.Этот регулируемый по высоте подиум с прочной стальной рамой и полками из ламината прослужит долго, а 2-дюймовые мебельные ролики (два со стопорами) позволяют быстро перемещать его из комнаты в комнату.

Рабочая поверхность докладчика шириной 23,5 дюйма и длиной 15,5 дюйма имеет угол наклона 17 градусов и кромку для стопора бумаги, чтобы заметки и материалы оставались на месте. Качественная конструкция кафедры с регулируемой высотой на колесах, простота сборки и удобный дизайн удовлетворят потребности любых клиентов, которым требуется простое решение для проведения презентаций.Идеально подходит для любой классной комнаты в школах, церквях и т. д. Эта кафедра проста в использовании, отлично выглядит, очень функциональна и продается по отличной цене.

Особенности и размеры
  • Материалы: стальная рама с порошковым покрытием и полки из ламината темного ореха
  • Большая плоская передняя панель для легкого размещения вашего собственного логотипа или изображения мероприятия, если вы того пожелаете
  • Четыре 2-дюймовых мебельных ролика, два с блокирующими тормозами
  • Габаритные размеры: 23.Ширина 5 дюймов, глубина 16,5 дюймов, высота 40,5–48,5 дюймов
  • Верхняя рабочая поверхность Presenter имеет ширину 23,5 дюйма и длину 15,5 дюйма
  • Средняя полка шириной 23,5 дюйма и длиной 7,5 дюйма
  • Требуется сборка
  • Доставка в течение 3 рабочих дней

Артикул: LX-ADJ-DW от Luxor

 

Ознакомьтесь с часто задаваемыми вопросами, а также с нашими общими инструкциями и информацией по доставке здесь.  Следующая информация о доставке относится конкретно к продуктам Luxor / H Wilson.

Подождите 5-10 рабочих дней перед отправкой; хотя для большинства продуктов Luxor / H Wilson мы отправим их на следующий рабочий день.

Пожалуйста, прочтите описание продукта, чтобы узнать примерные сроки производства и узнать, к какому типу доставки будет отнесен ваш продукт. В зависимости от размера и веса вашего продукта, он будет отправлен наземной службой Fedex/UPS или грузовым автомобилем (LTL). Если в описании вашего товара указана грузовая доставка, она будет отправлена ​​фрахтом (LTL).Если в нем не упоминается грузовая доставка, она будет отправлена ​​наземной службой Fedex/UPS. Также имейте в виду, что для вашего продукта может потребоваться несколько упаковок.

В: Что делать, если товар поврежден при транспортировке?
A: Если на упаковке имеются заметные повреждения, сообщите об этом водителю при подписании на отправку. В любом случае откройте посылку при получении и осмотрите ее на наличие скрытых повреждений. Если таковые обнаружены, немедленно сообщите об этом перевозчику. Обратитесь в отдел обслуживания клиентов Luxor для получения бесплатных запасных частей или компонентов и дальнейших инструкций по обращению с поврежденными продуктами.

В: Что делать, если мне не хватает деталей?
A: Обратитесь в отдел обслуживания клиентов Luxor, и они бесплатно доставят недостающие компоненты. 1-800-323-4656, с 8:15 до 16:45 CST, с понедельника по пятницу.

После того, как ваш продукт будет отправлен, вы можете рассчитывать на его получение в сроки, указанные на карте ниже.

 

Для ознакомления с нашими общими правилами возврата и обмена и инструкциями по доставке см. здесь .Следующая информация о возврате относится конкретно к продуктам Luxor / H Wilson.

В: Какой тип гарантии распространяется на вашу продукцию?
A: Продукция Luxor производится с высочайшей степенью качества. На всю продукцию Luxor распространяется ограниченная* пожизненная гарантия производителя на дефекты и качество изготовления. Если у вас возникнут проблемы с любым из наших продуктов, просто позвоните нам и попросите поговорить с одним из наших дружелюбных представителей службы поддержки клиентов.

В: Взимается ли плата, если я хочу вернуть товар в Луксор?
А: Да. Существует 25% комиссионный сбор за пополнение запасов.

Политика возврата Луксор

  • Заказы могут быть отменены в течение 24 часов, за исключением случаев, когда заказ уже отправлен.
  • Индивидуальные заказы не подлежат отмене.
  • Товары для распродажи возврату не подлежат.
  • Собранные предметы возврату не подлежат.
  • Возврат товаров, подлежащих возврату, должен быть осуществлен в течение 10 дней с момента получения.Возвращаемые товары должны быть в оригинальной упаковке и в новом состоянии.
  • При возврате взимается комиссия за пополнение запасов в размере 25%.
  • Из-за различий в настройках монитора компьютера изображение может не совсем точно отражать реальный оттенок/цвет предмета. Мы гарантируем, что стиль продукта будет таким же, как показано на фотографиях.

Возврат товаров не допускается без предварительного разрешения на возврат от Luxor.
Чтобы получить номер разрешения на возврат (RMA), отправьте электронное письмо в наш отдел обслуживания клиентов по адресу: [email protected] или позвоните по телефону 1-800-323-4656. Пожалуйста, подготовьте следующую информацию:

  • Номер вашего заказа
  • Ваш номер заказа
  • Адрес доставки
  • Номер детали и количество, которое необходимо вернуть
  • Контактная информация

Пожизненная гарантия
На продукцию Luxor распространяется ограниченная* пожизненная гарантия производителя на дефекты и качество изготовления. Любой продукт с дефектами материалов или изготовления будет отремонтирован или заменен по усмотрению производителя.Настоящая гарантия не распространяется на повреждения при транспортировке или любые модификации продукта покупателем. Настоящая гарантия действует в течение всего срока службы изделия при условии его использования по назначению и с весовыми нагрузками, не превышающими рекомендуемые. * В зависимости от приобретенной модели могут действовать ограничения. Подробности уточняйте у вашего торгового представителя.

Критик классической музыки Джастин Дэвидсон учится дирижировать — New York Magazine

Фото: Гьон Мили, Time Life Pictures/Getty Images

Я стою на трибуне, между пальцами зажата эмалированная палочка, и пот увлажняет поясницу.Ряды молодых музыкантов смотрят на меня скептически. Они знают, что мне здесь не место, но ждут, когда я притворюсь, что я здесь. Я поднимаю руку в гнетущей тишине и опускаю ее. Чудесным образом увертюра Моцарта к « Дон Жуану » взрывается передо мной, рваная, но узнаваемая, яростно волнующая. Это похоже на тревожный сон, но на самом деле это попытка ответить на вопрос, который великий дирижер Риккардо Мути задал, получая награду в прошлом году: «Чем я на самом деле занимаюсь?»

Я задавался вопросом, что именно делает дирижер примерно с 1980 года, когда я руководил бум-боксом JVC во время феноменального исполнения Седьмой симфонии Бетховена в моей спальне.Я был очарован музыкой — пронзительной тяжестью второй части, безумным галопом четвертой — и очарован колдовством. В колледже я прошел курс дирижирования, руководил несколькими выступлениями собственных сочинений и руководил оркестром программы современного танца. Эти крохи опыта привели меня в благоговейный трепет перед совокупностью навыков и талантов, необходимых дирижеру, а также заставили меня несколько скептически относиться к тому, что взмах палочки создает связную интерпретацию.

С тех пор, как большие ансамбли стали основой оркестровой музыки, около 200 лет назад, сомнения преследовали парня на подиуме.Зрители задаются вопросом, оказывает ли он (или, все чаще, она) какое-либо влияние; игроки уверены, что могли бы добиться большего; и даже кондукторы иногда чувствуют себя лишними. «У меня нечестная профессия, нечестная профессия», — мучился Дмитрий Митропулос, руководивший Нью-Йоркским филармоническим оркестром в пятидесятых годах. «Другие делают всю музыку, а я получаю зарплату и кредит». Назовите это парадоксом маэстро: человек, ответственный за тотальность звука, не производит ни одного звука.

Моими проводниками в этой тайне являются Алан Гилберт, музыкальный руководитель Нью-Йоркского филармонического оркестра, и Джеймс Росс, который вместе с Гилбертом руководит дирижерской программой Джульярдской школы.Я возглавлю студенческий оркестр на получасовой репетиции шестиминутной увертюры Моцарта к опере «Дон Жуан». Всю осень я посещаю курс Гилберта и Росса, на котором четыре студента берут частные уроки и встречаются на семинарах, посещают репетиции филармонии и дирижируют школьным лабораторным оркестром на еженедельных занятиях по два с половиной часа.

Пианисты могут преодолевать свои неудачи в одиночестве; дирижеры живут каждый на публике. Пока ученики по очереди выходят на подиум, Гилберт бродит по комнате, подавая сигналы со стороны: «Ты не покажешь это пиццикато!» — или подкрадываясь и хватая за запястье протомаэстро.Росс остается за скрипками и бросает маленькие вспышки мудрости: «Многие великие дирижеры застенчивы, даже если вы не догадаетесь об этом по тому, как они обращаются с большими группами людей. Эта застенчивость действительно может помочь в интимной музыке. Вы должны позволить людям увидеть, что у вас внутри, даже если вы не сделаете этого до конца своей жизни».

Я не демонстративен по натуре, поэтому я нахожу эту идею одновременно утешительной и противоречащей здравому смыслу. Я не только позволяю музыкантам проникнуть в мою внутреннюю жизнь, я также прошу их выразить ее для меня.Идея дирижирования как своего рода эмоционального чревовещания помогает справиться с одной особенно сложной частью парадокса маэстро: лидерство требует уверенности, которую трудно приобрести и которую невозможно подделать. Оркестры — это психические рентгеновские аппараты. Они судят нового вождя в течение нескольких минут, и как только появляется презрение, забывают об этом. Мне придется спроецировать чувство, что я имею право быть там, и сначала я должен убедить себя.

«Знание партитуры» — это выражение подразумевает мастерство, но оно не предполагает постоянного и одиночного изучения, необходимого для его достижения.Есть несколько миль дорог, по которым я проехал достаточно часто, чтобы безошибочно ориентироваться в них: я знаю каждую выбоину, каждый переход оленя. Дирижеру необходимо так же подробно вспомнить огромную музыкальную территорию. В те недели, что я трачу на то, чтобы возиться с моими шестью минутами Моцарта, Гилберт дирижирует «90 439 Пеллеас и Мелизанда» Шенберга; симфоний Малера, Брамса, Дворжака и Бетховена; и разнообразные пьесы Веберна, Бруха, Берга, Баха, Корильяно, Дютийе, Гайдна, Сибелиуса, Вагнера, Яначека и Моцарта — десятки часов, миллионы нот, пьесы, которые он исполнял годами, и пьесы, которые он никогда раньше не видел.Во время одного сеанса Гилберт демонстрирует перкуссионисту, как получить правильный звук на треугольнике, исправляет смычок в партии скрипки, поет партию фагота и указывает на тонкий гармонический сдвиг — и все это, не глядя на партитуру. «Я не смотрел на этот кусок пять лет, — говорит он, — но он все еще где-то там». Если бы вся симфоническая традиция была сожжена, команда дирижеров могла бы переписать ее заново.

Проводка 101

Итак, с чего мне начать? Росс мягко советует мне не пытаться соответствовать стандартам Лорина Маазеля, легендарного своей причудливой памятью и ужасающими учениками с популярными викторинами: Вторая часть, 123 такт, что делает второй фагот? Вместо этого он предлагает мне изучить увертюру, разобрать структуру и почувствовать ритмы, пока я не смогу пропеть все наизусть.Росс предостерегает меня от записи: «Если бы вы могли научиться руководить, следуя за вами, я был бы экспертом.

Я выбрал увертюру «Дон Жуан », потому что в ней собрано почти все, что я обожаю в музыке: темнота, юмор, элегантно выраженные бурные эмоции, тонкая игра человеческих взаимодействий. В опере практически каждый разговор — это спор. Дон ссорится со своим жалующимся слугой Лепорелло, отбивается от цепкой Донны Эльвиры, унижает крестьянина Мазетто и соблазняет молодую невесту Церлину.Моцарт вплетает эту шутку в увертюру, развивая риторику прерываний и противоречий. После медленного вступления скрипки разворачивают мягко набухающую тему, пикантную синкопами. Фраза обрывается на середине мысли, и она озорно отступает на пару тактов, прежде чем прерывается фанфарами, полными бравады. Моцарт, профессионал шоу-бизнеса, представил три настроения, характеры и стили в восьми тактах, все с безупречным шармом. Как перевести это в движение? Не закончу ли я преувеличением контрастов глупой пантомимой?

Моей первой задачей является выбор темпа.Это не так просто, как кажется. Такт — оборотная единица, то бесконечно укороченная, то заметно растянутая. Темп должен быть сильным и эластичным, устойчивым, но не механическим. На одном занятии Гилберт останавливает студента всего на секунду или две в « Манфред Симфоническая увертюра» Чайковского. «Я не чувствовал, что у вас есть темп в вашей системе, прежде чем вы начали», — говорит он. «Ваша рука не должна задавать темп; он должен раскрыть темп».

Преследуемый этим предостережением, я прокручиваю увертюру с разной скоростью в голове, надеясь, что она проникнет в мое тело.Вступление помечено «Анданте», что означает «прогулка», поэтому я пытаюсь синхронизировать музыку со своим шагом, пока я гуляю с собакой в ​​парке Риверсайд. Однако, когда я добираюсь до следующего, очень быстрого участка, самый логичный способ договориться о прыжке — увеличить пульс в четыре раза, поэтому живое Анданте означает неистовое Молто Аллегро. Я пробую его намного медленнее, и Molto Allegro удобен и расслаблен, но вступление становится мрачным. Еще несколько корректировок и все в порядке. Я провожу следующие несколько дней, впитывая бит.Моя семья привыкла видеть, как моя рука начинает дергаться за обеденным столом.

Теперь мне нужно понять, что мне делать руками. Увертюра открывается громовым аккордом ре-минор, великолепно богатым, богато оркестрованным и продвигаемым раскатистыми литаврами и медленными синкопами на скрипках. Этот аплодисмент морального осуждения возвращается в заключительном акте, на этот раз в сопровождении трех ревущих тромбонов. Этот первый аккорд настолько полон тонкостей, что моя рука начинает чувствовать себя такой же неуклюжей, как соло-дудка.В моем медленном темпе каждый бит — это еще один шанс потерпеть неудачу.

Во втором такте большая часть оркестра обрывает звенящий ре-минорный аккорд на второй доле, поэтому я левой рукой вырываю тишину из воздуха, а правой даю отдельную отсечку для виолончелей и басов, что сохраняет урчание для дополнительного удара. Это требует практики, но через некоторое время я думаю, что первые два такта у меня получились.

Затем я встречаюсь с Гилбертом на частном уроке.

Он ставит меня у двери своего кабинета в Эйвери Фишер Холл и садится за пианино, чтобы он мог стучать и напевать во время увертюры.Он говорит мне, что Molto Allegro хорош, но Andante слишком медленный, чтобы мой ритм оставался стабильным. Один дружеский вопрос — «Удобно ли это?» — испаряет все мои отточенные рассуждения. Что касается второй меры, Гилберт вежливо считает мое сложное двуручное решение слишком причудливым. «Просто бейте четко, и они позаботятся об этом», — советует он.

Полезная, хотя и не универсальная заповедь: делай меньше. Парадокс маэстро оставляет неуверенных в себе проводников, постоянно оправдывающих свое присутствие: они жестикулируют, указывают, призывают и умасливают, как потерпевший кораблекрушение, сигнализирующий далекому кораблю.Многие смотрели видео Леонарда Бернстайна, чей стиль был спортивным, экстравертным и опасным для подражания. Росс говорит одному ученику не наклоняться к игрокам, потому что они чувствуют себя задетыми. «Звук вокруг и позади вас. Вы должны собрать его оттуда». Росс просит его отложить палочку, закрыть глаза и повернуться спиной к оркестру, чтобы он больше слушал и меньше настаивал. «Мы чувствуем себя виноватыми, если не приносим всю эту энергию», — говорит он. «Но мы должны понимать, что эмоциональная жизнь музыки будет существовать, независимо от того, что происходит внутри нас.

Важный момент для автора, когда Гилберт (в шарфе) тренирует и наблюдает.

Однажды в репетиционном зале поднимается повышенный ажиотаж: к нам приезжает Бернард Хайтинк, великий голландский дирижер. В середине увертюры «Академический фестиваль » Брамса Хейтинк вежливо хлопает чрезмерно усердного студента по плечу и берет свою палочку. Затем он начинает произведение снова, почти ничего не делая, кроме миллиметрических движений кончиком палки. Эффект приглушенного восторга, пока его левая рука не описывает один взмах вверх, высвобождая свирепую силу.Хайтинк улыбается и возвращает эстафету. «Музыканты очень заняты игрой, — говорит он. «Вы не должны отвлекать их!»

По мере того, как я углубляюсь в партитуру, я сосредотачиваюсь на одном важном, но сложном аспекте работы: подготовке за мгновение до того, как она появится. Гилберт призывает своих учеников перестать жить настоящим; давая Приготовьтесь! всего на один удар опережает Now! вызывает легкую дрожь паники. Дирижер должен быть одновременно впереди музыки и вместе с ней, переживая и ожидая одновременно — создавая расширенное дежа вю.Когда Гилберт работает, вы можете видеть, как пульсирует его тело, diggadiggadiggadigga , но он также излучает властное спокойствие. Он манит пальцем к литавру, чтобы предупредить о надвигающемся событии, щелкает им перед входом, а затем опускает точно в то место, где ему и место. Музыкантов успокаивает легкость и ясность этих минимальных движений. Хороший дирижер – это родитель, который всегда готов и всегда прав.

Один из разделов увертюры «Дон Жуан », который и завораживает, и беспокоит меня, начинается с такта 157: я думаю об этом как о пассаже Нет, на самом деле .После драматической тишины струнные стучат по гамме си-бемоль, как тяжелая поступь на лестнице, окруженная неподвижным аккордом духовых и духовых. Эта фраза звучит как начало серьезной дискуссии, но ее прерывает взрыв щебетаний скрипок. Грубый стук и беззаботное чириканье снова чередуются — и снова, и снова, всего шесть раз, во все более мучительной гармонии. Нет, правда. Нет, правда! Мои жесты должны одновременно передавать повторяющееся однообразие и возрастающую срочность.

«Удивительно, как красиво мы играем, — говорит музыкант, — когда не знаем, что, черт возьми, делает парень на подиуме».

Глядя на свои руки, как малыш, который только что открыл для себя большие пальцы, я стараюсь делать большие мазки, энергично шевелить пальцами, растопыривать руки. Все это кажется смешным. Конечно, столь навязчивые мысли о жестах могут быть контрпродуктивными. Гилберт рассказывает мне о кризисе, который он пережил в студенческие годы, когда учитель так безжалостно сосредоточился на точности его жестов, что он замер.«Я сомневался в каждом шаге, и я чувствовал, что, может быть, я не создан для того, чтобы быть дирижером. Полезно иметь отличную технику, но есть дирижеры, у которых видение музыки настолько сильное, что вы можете почувствовать это прямо через их технику. Ограничивающим фактором должны быть не ваши физические возможности, а ваше воображение». В концертном зале я видел дирижеров, которые выглядели так, как будто они обнимали подушки или выкапывали дерн, делали движения, которые кажутся едва связанными с партитурой, и добивались великолепных результатов.(Я также видел лидеров кристальной точности, создающих скучную и ломкую музыку.)

Я спрашиваю Джерри Гроссмана, главного виолончелиста оркестра Метрополитен-опера, как он реагирует на дирижера с неясным языком тела. «Удивительно, как красиво мы играем, когда не знаем, что, черт возьми, делает парень на подиуме», — отвечает Гроссман. «Мы все так нервно слушаем!» Не совсем успокоившись, я отложил в сторону отрывок Нет, правда , надеясь, что найду спонтанный способ передать то, что у меня внутри.

Когда наступает день, я просыпаюсь с мыслью о возможности катастрофы. Мягкий сильный бит спровоцирует шум блеяния в шахматном порядке. Считая такт из четырех долей в три, выступление взорвется. Отказ от смены темпа посеет массовую неразбериху. Но я напоминаю себе, что пока основы остаются в силе, даже забывчивый хранитель битов может создать музыку, особенно если оркестр хорошо знает произведение. Опытный музыкант – это кладезь музыкальных данных и прозорливости.Застрявшие участники оркестра будут обращаться к концертмейстеру за репликой, а главный виолончелист может добавить недостающую энергию. «Итак, вы готовы к дебюту в Нью-Йоркской филармонии?» — спросил меня друг. В некотором смысле, да, потому что оркестр такого уровня просто проигнорирует некомпетентного дирижера и пойдет своим путем. Высококлассная студенческая группа, такая как Джульярдская, будет более точной мерой того, что я могу или не могу делать.

По крайней мере, я могу помнить одну из мантр Гилберта: «Предполагай добрую волю.Оркестр хочет замечательно сыграть для вас. Если вы слышите идеальное выступление в своей голове, тогда вы можете просто дирижировать, и вы создаете условия для этого». Этот идеал коллегиальности довольно нов. Дирижеры в первой половине двадцатого века часто ругали оркестры, иногда подвергая музыкантов публичному унижению, что немыслимо сегодня, поскольку музыканты являются профессионалами, объединенными в профсоюзы, и имеют определенный контроль над тем, кого из дирижеров приглашают обратно. Современный маэстро пытается хотя бы имитировать смирение.Мой совершенно непритворный.

Поднятие эстафетной палочки похоже на подготовку к прыжку с вершины горнолыжного склона, потому что я буду двигаться в правильном направлении, что бы я ни делал, а также потому, что страх приведет к катастрофе. Ни тот, ни другой факт не утешительны. Моя сильная доля жесткая, и ре-минор соответственно колеблется. Гилберт заставляет меня немного ускорить темп, придать больше силы оптимистичным битам и более решительно погрузиться в пессимистичные. Хорошо, теперь это висит вместе. Пробую в третий раз и сосредотачиваюсь на звуке.Я поворачиваю левую ладонь вверх, как будто держу воображаемый грейпфрут, и пытаюсь почувствовать, как дубинка прорезает какую-то вязкую среду, встречая сопротивление. Внезапно большие аккорды приобретают округлое свечение. Виолончели и басы звонят, как большой колокол, а скрипки повторяют их ответ на нестандартных долях. Я видел, как дирижеры лепят музыку руками, как глиной, и теперь я делаю это. Это сильно захватывающее чувство.

Я делаю много ляпов: путаю бит, забываю реплику, раз или два сбиваю с толку игроков.Студенты Джульярда отвечают деликатностью и уважением, а также желанием играть настолько красиво, насколько я им позволю. К тому времени, когда мы добираемся до Molto Allegro, я уже знаю, чего хочу, и по крайней мере частично получаю: тема легкая и дрожжевая, фанфары изящные и не слишком громкие. Но я чувствую, что слишком много работаю, сотрясаю воздух, и темп начинает тормозить. Гилберт берет палочку и предлагает мне слегка положить руку ему на предплечье, чтобы я могла чувствовать музыку так же, как и он. «Не нужно никакой энергии, чтобы поддерживать музыку, но требуется много энергии, чтобы замедлить ее, и это то, что вы ей даете.Я пытаюсь снова. Мои плечи расслабляются, спина выпрямляется, локти подтягиваются к ребрам, и я скорее чувствую, чем слышу, как невесомо несущаяся музыка.

Вскоре мы мчимся к проходу Нет, правда . Я бью по форте, но не слишком сильно, и заглушаю пианино, удерживая энергию в запястье. И каким-то образом, когда мы поворачиваемся к соль минору, мое тело знает, как передать задумчивую тьму и поймать тени, которые смещаются при каждом гармоническом изменении, пока мы не доберемся до ушибленного чуда уменьшенной септимы.У себя за плечом я слышу, как Гилберт бормочет слегка испуганно: «Хорошо». Позже он бормочет слова, которые я хотел бы сформулировать: «У тебя есть талант». Где ты был 25 лет назад? На самом деле, поскольку мы учились в одних и тех же классах колледжа, я точно знаю, где он был: заворачивал свои дары в опыт, кропотливо добивался своего права на свое почетное звание.

В итальянском языке слово маэстро также означает учитель. По мере того, как мы приближаемся к финальной каденции, и я переглядываюсь с молодыми музыкантами, мне приходит в голову, что они забрасывают меня невысказанными вопросами, а моя работа — давать ответы. Вот что делает дирижер: формирует интерпретацию, фильтруя тысячи решений, заключенных в каждой минуте симфонической музыки. Кларнетист склонен добавить немного блеска короткому соло, немного сбавив темп, тубаист, готовящийся к игре фортиссимо после двадцати минут бездействия, — каждый посмотрит на подиум в поисках доли секунды указания, и дирижер, который ответит на эти мимолетные запросы с ясностью и уверенностью, получит более детальную работу.Мои усилия не сделали меня хорошим дирижером или даже посредственным, но они дали мне проблески компетентности — опьяняющий вкус того, каково это — воплотить в жизнь фантазию моих дней с бумбоксом.


Обучение профессии дирижера

Фото: иллюстрации Эрика Перинотти/Адаптировано из книги «Современный дирижер», седьмое издание, Элизабет А.Х. Грин и Марк Гибсон (Прентис Холл, 2004 г.).

Фото: иллюстрации Эрика Перинотти/Адаптировано из «Современного дирижера», седьмое издание, Элизабет А. Х. Грин и Марка Гибсона (Prentice Hall, 2004).

Фото: иллюстрации Эрика Перинотти/Адаптировано из «Современного дирижера», седьмое издание, Элизабет А. Х. Грин и Марка Гибсона (Prentice Hall, 2004).

Чарльз Леклерк вдоволь повеселился с возрождающейся Ferrari | Ferrari

«В следующем году мы будем веселиться, вот увидите», — сказал Маттиа Бинотто своему гонщику Шарлю Леклерку по радио, когда прошлый сезон в Абу-Даби подходил к концу.Руководитель команды Ferrari не мог знать, насколько пророческими оказались его слова, но лучезарная улыбка Леклера и заразительная радость жизни, которую он продемонстрировал за рулем, не оставляют сомнений в том, какое удовольствие он испытывает. Тогда команда справилась с Леклерком, но теперь перед ней стоит более серьезная задача превратить удовольствие в славу Формулы-1.

Два года назад Ferrari пережила жаркий сезон: их машина, на которой они отпраздновали тысячный Гран-при Формулы-1 в Муджелло, была ужасной.Им не удалось выиграть гонку, и они заняли шестое место в Кубке конструкторов, до которого они не опускались 40 лет. В прошлом сезоне было улучшение до третьего места, но только в борьбе в полузащите, далекой от доминирующих соревнований Red Bull и Mercedes.

Леклерк не опускал головы и доводил машину до предела, а иногда и до предела, добиваясь производительности, которой просто не было, в то время как команда бросила все свои ресурсы на разработку модели этого года в соответствии с новыми правилами.Это окупилось с F1-75 классом текущего поля. Наконец, получив подходящую технику, 24-летний монегасский гонщик окончательно подтвердил свои перспективы в качестве претендента на звание чемпиона мира.

У Леклерка две победы и второе место в трех гонках. Победы были образцовыми. В Бахрейне он провожал неистового Макса Ферстаппена, бьющего локтями, со спокойной точностью опытного профессионала, а в последнем раунде в Австралии выиграл виртуозным бегом от поула до флага, почти безупречным выступлением, против которого его соперники были бессильны.Леклерк наслаждался этим, его веселые радиосообщения команде и искрометное поведение отражали водителя, который любит лазить за рулем.

Он на высоте, а Феррари — команда, которую нужно победить. Это будет некоторая задача сделать это. В то время как Леклерк был в восторге от сценария открытия сезона, его главный соперник, Ферстаппен из Red Bull, с трудом переносил свою роль. Его машина была вынуждена сойти с дистанции из-за механических проблем в двух из трех гонок. Чемпион мира выиграл в Саудовской Аравии, но этого было недостаточно, чтобы компенсировать нанесенный ущерб.

Шарль Леклерк на пути к победе в Гран-при Австралии. Фото: TPN/Formula 1/Getty Images

В то время как Mercedes все еще изо всех сил пытается разогнать свою машину, чтобы присоединиться к борьбе с Red Bull и Ferrari, Ферстаппен — гонщик, который, как ожидается, будет в самом конце. Его задача сейчас огромна. Леклерк опережает Ферстаппена на 46 очков, пропасть. Для сравнения, голландцу, чтобы сохранить титул, потребуется самый большой дефицит очков с тех пор, как в 2010 году была введена система 25 очков за победу.Конечно, теперь гонок стало больше, но только на четыре. И все же это не невозможная задача. Себастьян Феттель вернулся с 44 очков, уступив Фернандо Алонсо, чтобы выиграть чемпионат в 2012 году, и даже в прошлом сезоне Льюис Хэмилтон отыграл Ферстаппену отставание в 32 очка в ходе двух гонок, прежде чем его выбили на штанге.

Тем не менее, если Red Bull хочет бросить вызов Ferrari, они просто не могут позволить себе больше DNF, факт, который Бинотто многозначительно отметил в гоночном трюизме в Австралии.«Чтобы финишировать первым, сначала нужно финишировать», — сказал он. «Надежность является ключевым элементом самой производительности, и я думаю, что мы, как команда, уделяем ей приоритет».

Составление полного пакета — разработка, исполнение, проектирование и вождение — является ключевым моментом; Ferrari знает, что их преимущества в очках недостаточно. В 2017 и 2018 годах они открыли сезон с самой быстрой машиной, и Феттель быстро лидировал. Обе проблемы не удались, поскольку они были впереди и впереди Хэмилтона и Mercedes.В том, что в этом году будет ожесточенной войной за развитие, Ferrari не может позволить себе оказаться в недостатке, и при этом они не могут иметь операционных недостатков, поскольку давление неизбежно нарастает, поскольку Scuderia ищет свой первый чемпионский титул с 2007 года и своих первых конструкторов. ’ с 2008 года.

Если команда одержит победу на следующем этапе в Имоле на следующей неделе, это будет их самое успешное открытие сезона с того титульного года в 2008 году. Победа в домашней гонке на трассе, названной в честь их основателя и его сын, Autodromo Internazionale Enzo e Dino Ferrari, был бы особенно мил.

Энцо – l’Ingegnere , Инженер – несомненно, оценит то, чего Бинотто добился со своим гарцующим конем в этом сезоне. «Гоночный автомобиль для меня как ребенок», — однажды сказал Феррари. «Ваш ребенок является продолжением вас самих, вы берете его в школу, и когда он хорошо учится, когда он становится первым в своем классе, вы гордитесь».

Они по праву гордятся в Маранелло, действительно есть честная уверенность в предстоящей задаче, которая должна быть сложной для оппозиции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.