Глава 6 - Стимулы

 

В мифах

 

Догоны

 

И есть еще один интересный мир…

Так назывется один из множества африканских народов. Вот что говорит о нем «Народы мира: историко-этнографический справочник».

«…Догон (самоназв) догом, хабе, кадо, томбо; народ в Мали и пограничных р-нах Буркина-Фасо (нагорье Бандиагара к югу от излучины и внутр.дельты р.Нигер. Численность в Мали 320 тыс чел, в Буркина-Фасо 10 тыс; относятся к негрской расе большой негроидной расы. Говорят на языке догон… Осн. занятие — тропич. ручное подсечно-огневое земледелие, в горах — террасное, местами — ирригационное…Семья большая, руководимая советом старейшин-мужчин (гинна). Община управляется советом глав семей, руководимым огоном — жрецом культа Лебе, от сыновей которого согласно мифу произошли племена догонов — дион, домно, оно и ару.

…имеют богатую мифологию со сложными космогонич.представлениями о многослойной вселенной, о творце Амма, первопредке Номмо и др.»

В переводе на «человеческий» это означает: группа племен на очень низкой ступени лестницы «нашей цивилизации».

Наверное, теперь-то о догонах многие наслышаны. Но, как и всегда, возможным это стало благодаря неугомонным ЧЧ — да не иссякнут их ряды на нашей Земле! Вот с них-то давайте и начнем (изложение в основном базируется на статьях Ан. Москвина «Странная “Бледная Лиса”», Вокруг Света № 2, 1977, и В.Рубцова и Ю.Морозова «Пришедшие на плато Бандиагара», На суше и на море – 1978)

 

Волею исторических судеб догоны, как и большинство суданских народностей, в конце XIX века оказались под французским владычеством. Догонам при этом до некоторой степени “повезло”: колонизаторы не слишком-то жаловали их труднодоступный засушливый край. Может быть, оттого Бандиагара и стала этнографическим заповедником. Первое упоминание о них сделал в начале века лейтенант колониальных войск Луи Деплань, когда составлял список народов района (хотя сами “дикари” и их культура его не интересовали).

А заинтересовали они Марселя Гриоля. Ему было чуть больше тридцати, когда в составе транссуданской экспедиции он попал в Бандиагару. К тому времени в Европе уже хорошо знали африканскую скульптуру: ритуальные и культовые статуэтки из бронзы, слоновой кости, черного дерева. Молодого человека привлекла иная сторона духовной жизни африканцев: он занялся изучением ритуальных масок. Тщательно допытывался он до смыслового значения цвета, декора, орнамента — каждой линии, каждого выступа на маске. Он подружился со многими знатоками древних обычаев: Оготеммели, Оньонлу, Акундьо Доло, со жрецами – Манда из Оросонго и Номмо из Нандули, и еще многими другими догонами. «Наши отношения были подлинно сердечными», — напишет много лет спустя Жермена Дитерлен, верная спутница Гриоля. Экспедиции отправлялись одна за другой. Стараясь как можно полнее познакомиться с жизнью догонов, Гриоль приезжал к ним и в сезон дождей, и в жару, когда в выжженной безжалостным солнцем стране становилось трудно даже собственным жителям. А что уж говорить о пришельцах! Деплань написал в сердцах в рапорте: “Я не встречал столь мало приспособленной для человека страны, как земля догонов”.

Вторая мировая война прервала полевые исследования, а когда после многолетнего перерыва Гриоль вернулся к своим друзьям, те встретили его с почетом и решили посвятить в самую сокровенную свою тайну — миф о сотворении мира. Это решение верховных жрецов и патриархов родов догоны выполняли больше месяца. Тридцать три дня шла предварительная подготовка…

У догонов нет письменности. Миф заучивают наизусть и в таком виде передают потомкам. Существуют, правда, тысячи вспомогательных знаков. Но это лишь мнемонические средства, иллюстрирующие основные идеи мифа. Ежедневно после многочасового сеанса обучения таинственным знакам мифа учитель-догон приходил на совет старейшин и сообщал об успехах белых учеников. На тридцать четвертый день Гриоль услышал наконец “Светлое Слово” — сущность догонского мифа.

При жизни Гриоль успел опубликовать только одно-единственное краткое сообщение о догонской концепции мироздания. В 1956 году он умер во время очередной экспедиции в страну догонов…

 

Жители области Санга, где работал Гриоль, воздали ему наивысшую почесть, какой до тех пор не заслужил ни один европеец: памяти умершего ученого была посвящена самая главная, самая торжественная церемония похоронного обряда — снятие траура, или “дама-на”, что на священном языке значит “большой запрет”. Когда умирает человек, на его близких родственников налагают множество запретов: нельзя есть многих вещей, нельзя выполнять определенные работы. Срок запрета зависит от положения, которое занимал умерший в племени при жизни. Дело в том, что на “снятие траура” приглашаются старейшины всех родов племени. Каждый из них является на поминки в сопровождении многочисленной свиты. Хозяева не жалеют для гостей просяного пива и еды. Нередко на угощение уходит весь урожай семейного поля. Чем знатнее был покойник, тем больше гостей, тем больше пива надо для “дама-на”, тем дольше носят траур…

Французского этнографа поминало всё племя — все, без исключений…

За две луны до начала церемонии юноши ушли в саванну собирать дерево и травы, а потом в деревнях закипела работа: делали маски и браслеты, сплетали травяные юбки, красили парики.

Под вечер, надев угловатые траурные маски и красно-желтые юбочки, подпоясавшись белыми кушаками, посвященные начали на окраине деревни медленный нескончаемый танец. Под ритмичное уханье барабанов извивающаяся змейкой цепь танцоров отправилась в скалы — туда, где на голой площадке установлена громадная глыба камня — "Амма гину”, Дом Бога. Здесь, перед алтарем, всю ночь продолжалась священная пляска, видеть которую разрешено немногим — тем, кто принят в мужское братство племени. Догоны провожали душу ученого к Амма, высшую тайну которого они открыли чужому человеку, да к тому же европейцу…

К утру танцоры вернулись в деревню. На пыльной площади они возобновили свои печальные пляски. Многочисленные гости уже расселись на циновках. Пир длился до вечера. В косых лучах предзакатного солнца малыши поднесли предводителю танцоров дары: кувшины просяного пива, блюдо риса, связку вяленой рыбы, немного соли. В последний раз пустилась вдоль деревни вереница танцоров, поливая землю пивом и посыпая зерном. Все мужчины и женщины устремились вслед. Каждый догон держал в руках глиняный черепок. Шествие направилось к южной околице селения, потому что духи умерших живут где-то далеко к югу от страны догонов. Отчаянно бубнили барабаны. Выстроившись в ряд, догоны зашвырнули как можно дальше свои черепки и без оглядки пустились наутек… Душа усопшего ученого переселилась в дом догонского бога (их бога, куда нет хода чужакам!…). Перед капищем всю ночь стояли горшок с просяным бульоном и кувшин пива — пусть душа человечья отпразднует свое переселение…

Все-таки умеют люди оценить настоящую дружбу, настоящий труд, настоящую увлеченность, настоящее уважение к ним и их реликвиям… А оценив, и наградить: поделиться самым ценным, самым важным, самым неприкосновенным…

 

Прошло девять лет. В Париже под редакцией Жермены Дитерлен вышла первая часть собранных французскими этнографами преданий — “Бледный Лис”, космогонический миф догонов (M.Griaule, G.Dieterlen. Le Renard Pale. Paris, Institut dEtnologie, 1965). За пределами узкого круга специалистов-этнологов она не вызывала интереса. Впрочем, работа и не была предназначена широкой публике.

Однако десять лет спустя появилась другая книга. Выпустил ее Эрик Геррье, астроном из Марселя, страстный любитель археологии и этнографии. Наблюдая за первыми шагами человека по лунной поверхности, Геррье вспомнил, что когда-то читал нечто похожее. Только где, в каком фантастическом романе? Память заработала и привела в неожиданное: “Бледный Лис”! Первое в истории человечества прилунение живо напоминало описанное в догонском мифе прибытие “ковчега Номмо”…

Геррье перечитал миф, разыскал более раннюю работу Гриоля “Суданская система Сириуса”. Астронома поразили содержащиеся в этих работах сведения. Они были обычны для этнографа, записывающего миф, и не вызывали у него особого интереса. Но астрономы, видно, нечасто заглядывают в работы гуманитариев. Космогоническая система догонов удивительно совпадала с новейшими теориями и гипотезами! Гриоль и Дитерлен старались как можно вернее, как можно объективнее передать первичный материал. Их вовсе не интересовал вопрос: откуда у догонов такие знания? А Геррье задал его в первую очередь.

…Он встретился с Жерменой Дитерлен. Очень скоро Геррье убедился, что почтенная дама-этнограф имеет самое приблизительное представление о космосе вообще и о космических полетах в частности. Астроном облегченно вздохнул. Отпадал важнейший упрек, который скептики могли адресовать Гриолю и Дитерлен: они, мол, вложили в уста догонов то, что знали сами. Геррье решил переложить миф на язык наших дней, воспользоваться нынешними научными понятиями.

Здесь стоит сделать маленькое отступление. Как уже сказано, догонские мифы передаются изустно, с помощью целого арсенала мнемонических знаков, с каждым из которых связаны образы, метафоры, сравнения. Зачастую слово в мифе имеет несколько иное значение, чем в обиходном языке. В рассказе нельзя менять ни единого слова, ни одной буквы, потому что «это может нарушить целое, исказить смысл». Гриоль и Дитерлен записывали прежде всего фабулу мифа. Потом они приводили пояснения самих догонов к рассказанному. Комментарий Геррье — это попытка переложить догонский миф на язык современной науки, сопоставить его с современными гипотезами строения вселенной.

… четыре племени догонов добирались до Бандиагары каждое своим путем, поэтому и селилось оно отдельно от других, в своем собственном районе. Теперь все переменилось: нередко представители различных племен живут в одной деревне, но прежняя обособленность сохраняется. Впрочем, общению нередко препятствует языковой барьер: разговорный язык догонов, “дого-со”, делится на множество диалектов, порой разительно отличающихся один от другого. Общим остается только ритуальный язык “сиги-со”, архаичный и понятный теперь уже лишь посвященным — язык знахарей и колдунов, язык жрецов древней религии, язык “Бледного Лиса”. Бледный Лис («Йуругу» на языке догонов) — маленький светло-рыжий зверек, которого догоны считают своим прародителем, водится в изобилии в догонских горах. “Бледный Лис” в свое время умел говорить на языке “сиги-со” и рассказал догонам их мифы…

 

Давайте и мы послушаем Бледного Лиса.

<Вначале был Амма…>

«Вначале был Амма, Бог в виде круглого яйца, который покоился ни на чем, — так начинается догонский миф. — Он состоял из четырех овальных, слитых друг с другом частей. Сам Амма был спиральным движением внутри яйца. Кроме этого, не было ничего».

Имя бога — Амма — в современном языке значит “держать что-либо на одном месте, сильно сжимая”. И Амма удерживал, сжимал четыре основных элемента: воду (ди), воздух (оньо), огонь (яу) и землю (минне). Амма имел форму маленького просяного зернышка “по”. «По» у догонов — основной элемент мира.

Амма в каждой из четырех своих частей вызывает «взрыв, который и является причиной существования». Потому он и получает свой основной эпитет «крутящийся вихрь». В дальнейшем поясняется, что вихрь этот кружится по спирали…

После этого Амма стал создавать «знаки, придающие всему миру цвет, форму, вещество. Знаки выходят изнутри вещей». Вся совокупность знаков называется у догонов «невидимый Амма». Прежде всего он создал «два направляющих знака и восемь главных. Направляющие знаки принадлежат только Амма и только ему, а остальные знаки делятся на 22 семьи царственных вещей».

 

<Сиги-Толо>

Догоны хорошо знают звездное небо: в их языке есть названия множества звезд (Тара-толо — Процион, Энегерин-толо — гамма Малого Пса…) и исследователями совершенно достоверно установлено, что догоны четко понимают разницу между положением звезды на небе и реальным ее положением в пространстве. Именно поэтому у них есть понятия «опора основы мира» — система ближайших звезд, включая систему Сириуса, которая «непосредственно влияет на жизнь людей» и «внешнюю» систему, в которую входят спиральные звездные миры, включая «йалу уло» — Млечный Путь — и которые «в меньшей степени вмешиваются в человеческую жизнь».

В этой связи интересно отметить названия некоторых конкретных звезд: «Глазами Мира» они называют Полярную и Южный Крест; «Двойной Глаз Мира» — альфа Южного Креста (только в телескоп видно, что эта звезда двойная); догонский символ Сатурна — две концентрические окружности — напоминает о знаменитых кольцах этой планеты, также недоступных нашему зрению без телескопа…

Но все это меркнет рядом с «Сиги-толо» — так называют догоны прекраснейшую из звезд нашего неба — яркий и хорошо всем знакомый Сириус.

Вот что (в причесанном виде) говорят догоны: Система «Сиги-Толо» — тройная, главный компонент — звезда «Сиги-Толо». Звезда «По-толо» — «самая маленькая и самая тяжелая из всех звезд», она обращается вокруг «Сиги-толо» почти по кругу, один оборот длится 50 лет. Звезда «Эмме-Йа-Толо» немного больше «По-Толо», но в 4 раза легче, она тоже вращается вокруг «Сиги-Толо» и с таким же периодом в 50 лет (по другим данным 32 года), но по более вытянутой траектории. Вокруг «Эмме-Йа-Толо» вращаются еще два тела: «Ара-Толо» и «Йу-Толо».

«По-Толо» не всегда была такой маленькой, догонский миф неоднократно упоминает о ее взрыве: «Когда люди были на Земле всего лишь год, звезда внезапно заблестела, а потом постепенно, в течение двухсот сорока лет блеск ее уменьшался». В системе мнемонических знаков догонов есть специальный рисунок: круг, внутри которого помещены направленные к центру штрихи, — так символически изображается уменьшение размеров звезды.

 

Отметим для себя: Сириус сейчас – ярчайшая звезда «голубого» класса. В древних источниках, однако (в том числе в Альмагесте) он входил в список красных звезд. По современным понятиям объяснение подходит только одно: Сириус-В в те времена был красным гигантом, потом взорвался и постепенно стал белым карликом. Цветовая гамма системы изменилась соответственно.

 

Когда французские этнографы спрашивали стариков, откуда у догонов такие необыкновенные сведения, те отвечали, что все космические объекты из группы Сириуса они наблюдают из пещеры. А где сама пещера? Это строжайшая тайна. Открыть ее белым жрецы наотрез отказались. Гриолю удалось только услышать еще одно упоминание, будто в пещере в большом количестве собраны “пояснения”. Пояснять этот термин догоны не стали…

Почему же догоны столь большое место в своих преданиях уделяют мирам далеким и, казалось бы, совсем не связанным с земной жизнью? Оказывается, связь существует, и самая прямая: в одной из частей “Бледного Лиса” описывается, как люди были перенесены с планеты, солнцем которой была “По-толо” до своего взрыва. Догонская метафора определяет это путешествие как «удачный брак». На рисунке-символе, изображающем этот «брак», изображены Сириус и Солнце, они соединены линией, спирально закручивающейся около каждого из светил; Сириус при этом больше Солнца… (Радиус Сириуса-А действительно в 1.7 раза больше солнечного).

 

<Сокровенная тайна Амма>

…Творческая воля Амма заключена была в “по”, говорят догоны. Это начало всех вещей, потому что оно самое малое из всех. «Все вещи, которые создал Амма, берут свое начало в маленьком зернышке “по”. Начиная с самой мелкой, все вещи создает Амма, прибавляя одни и те же элементы. Все вещи Амма начинает создавать такими же маленькими, как “по”; потом он добавляет к созданным вещам новые порции маленьких “по”. По мере того как Амма соединяет зерна “по”, вещь становится все больше и больше».

«…Когда развивается жизнь, она развивается в вихре, который повторяет первое творение Амма. Жизнь развилась в тот же самый момент, когда сочетались зерна “по”».

Сложный, архаичный, образный язык мифа порой обиняками, иносказаниями переносит информацию, казалось бы, невероятную для первобытного народа.

«Слово “по” произошло от того же корня, что и слово “пок”, что значит “закручиваться в спираль”. “По”, закрученное вокруг себя самого, хранит “слово” до того момента, когда Амма прикажет освободить это “слово”, дабы передать его всем творениям. “По” может превратиться в страшной силы ветер, но об этом нельзя говорить».

Геррье считает, что тут говорится о возможности перехода материи в энергию — ни больше, ни меньше. Не слишком ли смела эта интерпретация? Возможно. Но так говорят — дословно — догоны, и эта фраза составляет самую сокровенную тайну их мифов.

 

<Космические странствия>

В “Бледном Лисе” описаны две “космические одиссеи” (так называет их Геррье). Сначала рассказывается о путешествии на Землю существа по имени Ого, потом о прибытии “корабля” Номмо и первых людей на Землю.

Ого во многом напоминает известного нам Сатану. Приближенный бога Амма, он взбунтовался против своего покровителя и овладел частью его знаний. Ого трижды отправлялся в космический полет. (Эта часть мифа рассказана весьма путано, и этнографы считают, что в ней от-разились действительные события: три этапа переселения догонов в Бандиагара).

Первый “ковчег” Ого Амма превратил в Землю. Затем последовало второе путешествие — на маленьком “корабле”, который двигался, подгоняемый “ветром”, заключенным в зернах “по”…

Летел Ого со звезды “Сиги-толо” — Сириуса. При этом детально и подробно рассказывается, как он вел свой “корабль”, чтобы его движение совпало с движением Земли (“вступило с Землей в удачный брак”, как говорят догоны). Все это настолько напоминает рассуждения современной теории космических полетов, что Геррье делает вывод: догонский миф передает теоретические и практические знания максимально детально. Для того, наверное, считает он, чтобы эти знания подробно переданы были далеким потомкам.

Совсем иной была задача Номмо. Ему поручил заселить Землю сам Амма. С этой целью был выстроен огромный двухпалубный “корабль”, он имел форму конуса с круглым нижним и квадратным верхним основаниями. “Корабль” Номмо был разделен на шестьдесят отсеков, содержащих «все земные существа и способы бытия: мир, небо, землю, деревню, дом собраний, женский дом, домашний скот, деревья и птиц, обработанное поле, раковины каури, огонь и слово, танец и работу, путешествие, смерть, похороны…» Но нынешним догонам известно содержимое только первых двадцати двух отсеков. «Остальное придет в сознание людей позже и изменит мир» — так говорят догоны…

“Корабль” подвесили на медной цепи, а потом по сигналу Амма он стартовал в проделанное в небе отверстие. “Корабль” Номмо отправился в путь из той части космоса, где “По-толо” родила жизнь, которую теперь предстояло передать на Землю. Приближаясь к нашей планете, “корабль” восемь периодов кружился по небу, занимая небо, словно гигантская радуга — от горизонта до горизонта, кружился с востока на запад, отклоняясь то к северу, то к югу. Он вращался вокруг собственной оси и при спуске описал “двойную спираль”. Упомянутому вращению помогал “кружащийся вихрь”, вырывавшийся из корабля наружу через отверстия, имевшие “форму этого ветра”.

В момент приземления “корабль” скользнул по грязи, а яма, образовавшаяся после удара “корабля” о грунт, заполнилась водой и стала озером Дебо. На его берегах, на холме Гурао, до сих пор стоит гигантский дольмен, изображающий “корабль Номмо”, а в небольшом отдалении, между менгиров, олицетворяющих Сириус и Солнце, еще одним камнем, гораздо меньших размеров, символически изображена Земля.

«Выйдя из корабля, Номмо поставил прежде всего на землю левую ногу. Это означало, что берет он Землю в свое владение. След, оставленный ступней Номмо, напоминает след медной сандалии».

За Номмо по очереди покинули “корабль” остальные его обитатели. Когда “корабль” опустел, Амма втянул в небо цепь, поддерживавшую его, и небо закрылось. Началась земная жизнь.

Номмо погрузился в воды озера Дебо, откуда его заботливый глаз наблюдает за людьми, пока не придет условленный час его возрождения — “день слова”. Наблюдать же за жизнью людей необходимо — ведь для того и прибыл раньше, чем Номмо, на Землю Ого, чтобы мешать им. Тут уж нужен глаз да глаз...

 

Такой вот миф.

Не будем повторяться насчет Шлимана, полинезийцев, точно передающих (изустно) в своих мифах многовековую историю народа…

А попробуем лучше разделить, чтобы «мухи отдельно, котлеты отдельно».

Богу Амма поклоняются, проводы души этнографа и друга — явный культ, трогательный, трогательный до слез (может, это как раз его цель? Не просто так «выкинуть» из жизни, а тронуть душу, да так, чтобы в зеркале ее, глазах, мелькнул вот этот священный бриллиантик – слезинка?). Это, конечно, культ.

Ну, а сама суть космогонической части мифа? Культ ли она?

Ей никто не поклоняется: для самих носителей, для догонов, это «руководство к действию». Это наказ предков, его нужно выполнить как можно точнее, иначе «может исказиться целое». И они из поколения в поколение отбирают самых смышленных и шустрых мальчишек, обучают их (сколько, интересно, веков?… и это ведь не жрецы, это такие же жители, не освобожденные, кстати, от всех обычных обязанностей)…

И они ведь не просто «рассказали сказку» своему другу: они долго присматривались к человеку, прежде чем поверить ему; они не поленились обучить этого человека своему священному (без всяких кавычек!) языку «сиги-со»; они не поленились и «ткнули пальцем» — четко, уверенно, без малейших сомнений в своих знаниях — и показали ему Сириус, рассказали о его движении, изложили суть своих воззрений (которые они по настоянию предков много веков уже хранят неизменно и тщательно) на возникновение сущего и жизни…

И их показ и рассказ и изложение в значительной степени уже оказались правдой — правдой, которую мы усилиями ЧЧ узнали не так давно: вспомните тропки, по которым мы ползали в первых главах… А особенно — в большом «чулане» первой главы, не поленитесь, вернитесь и просмотрите их. Это впечатляет. Меня – так очень впечатляет…

 

Ориша Аджама

 

Наверное, нужно было бы на этом и закончить. Но потерпите еще, почему-то мне хочется рассказать еще об одном. Не знаю почему. Может, просто не хочется расстаться с мифами? Ориша — это такой Бог, мифический покровитель гор и рек у нигерийской народности йоруба.

В 70-х годах XX века во многих странах Африки по их заказам наши геологи искали полезные ископаемые — руды, уголь…

А теперь послушаем Юрия Долетова («Радуга над саванной», «Вокруг Света» №10, 1977; сокращено)

 

…Тучи цеплялись за пригнутые ветром макушки деревьев. Из-под туч, словно огненные дротики, вылетали молнии.

А в хижине без окон, крытой пальмовыми листьями, было сухо… Валялись две мотыги с отполированными до блеска рукоятками и затупленный мачете. Хозяин в выцветшей рубашке с закатанными до локтя рукавами левой рукой придерживал на коленях второй мачете, в правой держал точильный брусок.

– Надо ж, какое место. В соседней деревне даже самый сильный ливень, и тот без грозы обходится. А у нас тучи, как сойдутся, давай молнии в землю вгонять. Все в одно место,— хозяин с ожесточением задвигал по мачете бруском…

– С чего бы это в одно место?

– Ориша сокровище людям указывает.

– Ориша? Кто это такой?

…В давние времена в здешних местах жил Ориша, могучий богатырь, ставший богом. Он никого не боляся, перешагивал самые широкие реки, а оружием его вместо стрел на охоте были молнии. Однажды в эти края пришли иноземцы и Ориша, как ни был силен, не смог устоять пред ними. Прежде чем уйти, он спрятал сокровище. Сокровище это особое, людей силой наделяет. Не хотел Ориша, чтобы оно досталось иноземцам. Да и унести не мог, слишком тяжело было. «Сокровище со временем откроется бескорыстным людям, — наказал Ориша. — Будет это тогда, когда человек на здешней земле освободится от власти иноземцев…»

И Дайо (хозяин) снова занялся мачете…

 

…Подбелов, Романов и Карельский вышли на Джанкшен-роуд, а затем свернули к зданию геологической службы… Коллекция минералов могла показаться хаотическим нагромождением камней с буйной мешаниной красок, но не геологам: бокситы, цинковая руда, свинцовая друза, асбест, графит, огнеупорные глины, руды вольфрама и молибдена…

– Образцы образцами, но послушайте что этот парень рассказывает… Говорит, в Нигерии есть место, где какой-то Ориша спрятал большое сокровище. Повтори-ка еще разок, — попросил он стройного нигерийского юношу, стоявшего рядом с застенчивой улыбкой на лице. Слушали, не перебивая.

– Интересно. А где это происходит? Или это просто сказка?

– Спрашивал. Слышал он об этом от стариков, но они тоже не знают места…

– Жаль. Если в этой истории есть хоть капля правды, стоило бы ею заняться всерьез…

…Буровая бригада привычно отсоединяла колена, аккуратно складывала их на деревянный помост. Из последней трубы Воронин бережно вытащил керн…

– Хорош пласт! На четвертый десяток метров пошел! Что на других буровых?

– У них не хуже. На богатую руду выходим, Иван Ильич!

…Как-то у своего вагончика Романов застал плечистого незнакомого нигерийца. Тот засуетился, кивнул на корзину с бананами.

– Оуво кодара бе (деньги не надо), — нигериец отвел руку Романова с деньгами. — Корзину верните, еще приду…

В Нигерии не принято отказываться, когда угощают: обидишь человека. Романов взял из корзины банан, очистил мягкую податливую кожуру…

– Добрались, выходит, до сокровища? — спросил нигериец.

– Это какого?

– Будто ога (господин) не знает. Аджама, Ориша наш, его под грядой спрятал. Мне дед говорил, деду его дед. Легенда у нас такая есть.

Романов улыбнулся: вспомнил коллекцию образцов, рассказ об Орише…

– А правда, что сокровище людям силу придает?

– Должно придать…

Гроза стихла, я попрощался с Дайо Умо.

– Как Оришу вашего звали? Того, в легенде…

– Аджама…

Я вырулил на дорогу. Над саванной, над бушем, под коромыслом радуги огромным длинным пирогом выступала зеленая гряда, скрывающая сокровище Ориши…

 

Ориша Аджама… сокровище… молнии туда все время бьют…

Сказка. Красивая.

И опять «но»: но ведь богатейшие запасы руды-то действительно нашли. И действительно там, куда бьют молнии… И выходит для нас — сказка, а для самих нигерийцев — реальный и добрый наказ предков…

Но это ведь означает, что предки знали.

Откуда?

 

Мне долго и очень хотелось рассказать обо всем этом. Теперь вот сделал — как смог. И жаль мне очень, что только вопросы, ни одного ответа…

Вон на карте это все. Сфинкс почему-то «смотрит» прямо в Шамбалу; линия «Сфинкс – пирамида Хеопса» указывает на Стоунхендж, линия «Сфинкс – пирамида Хефрена» проходит через Нан-Мадол, Атлантиду и район «колец Типи»; линия пирамид Хеопса – Хефрена проходит через «Сокровище Ориши», а линия Стунхенджа – через Атлантиду и одну из «больных точек» Сандерсона (как раз там, западнее Южной Америки, свирепствует Эль-Ниньо); и Дорога Мертвых тоже оттуда…

Неточно это все, взято из разных книжек и журналов… Эх, измерить бы это все поточнее, да нанести на карту (а лучше – на большущий глобус) тоже поточнее… А так одни только вопросы.

 

 

 

 

Домой Оглавление Назад Дальше