Глава 2 - Галактика

 

Человек в космосе

 

Пожалуй, слишком громкое название: читатель — особенно из подвида ЧЧ — будет ожидать этакого всеобъемлющего обзора по достижениям космонавтики. И такой обзор был бы, наверное, очень интересен: кто летал, когда, с какой целью… Но он занял бы отдельную книгу, ибо космические полеты прошли уже довольно большой путь: от сенсанционных событий, за которые каждого космонавта (астронавта) страна-мать награждала своим главным орденом, до обычной будничной работы, о которой журналисты и власть имущие вспоминают только «к годовщине». А поскольку это — наша новейшая история, то книг на эту тему хватает. Так что давайте взглянем на нее с нашей обычной «кочки» зрения: как мы — земляне — до всего этого докатились и где мы сейчас.

 

Немножко истории

 

Похоже, летать человеку хотелось всегда. Еще Икар в незапамятные времена — помните? —  слепил себе крылья из воска и полетел к Солнцу — посмотреть на него поближе. При подлете крылья расплавились и он погиб… Последователи Икара пытались приспособить для полета надувные шары, различного рода крылья (махолеты — крыльями надо было махать с помощью рук; ного- или велолеты — крыльями махали, крутя педали ногами… и многих из них — очень, к сожалению, многих — постигла участь Икара…). Не будем их перечислять, отметим только, что усилия их не пропали даром: благодаря им мы имеем теперь аэростаты, дирижабли, самолеты, вертолеты, дельтапланы, парашюты…

Но все эти аппараты не могли — в принципе не могли — приблизить ЧЧ к звездам: все они использовали воздух…

(одни в нем плавали по закону Архимеда — помните?

 

«Тело, впернутое в воду,

выпирает на свободу

с силой выпертой воды

телом, впернутым туды»

 

и хотя Архимед-то придумал это для воды, вскоре ЧЧ распрояснили, что это годится и для воздуха; другие от него — воздуха — «отталкивались»…), а его-то — чуть подальше от Земли — как раз и нет…

Нужна была новая идея — идея движения без опоры на воздух…

 

Собственно, сама-то идея уже была: китайцы давным-давно использовали нечто вроде ракет (например, в битве Кайфенгфу в 1232 году); люди давно заметили, что когда прыгаешь с лодки на берег, она отходит назад; ружье довольно сильно отдает в плечо... а Ньютон в своем 3-м законе «действие равно противодействию», (или как аукнется — так и откликнется) все это теоретически обосновал. Так что общий принцип был ясен: если из аппарата что-то выкидывать с большой скоростью, аппарат должен двигаться в противоположную сторону. Загвоздка была в «технической» части: что именно следует выкидывать, с какой скоростью, какое устройство может обеспечить такой «выкидыш», как будет двигаться такой аппарат — он ведь получается с переменной массой…

Чуточку уточним. Александр Дмитриевич Засядько (1779-1837) с 1815 года начал конструировать пороховые ракеты и в 1917 под Петербургом они были продемонстрированы в действии (три калибра: 2, 2.9, 4 дюйма; дальность 2.7 км.). Константин Иванович Константинов (1817-1871) много чего изобрел «в области сведений, до артиллерии относящихся», его ракеты хорошо зарекомендовали себя в Крымскую войну в 1853-1856 годы, но нам здесь важен впервые (им) сформулированный принцип: «в каждый момент горения ракетного состава количество движения, сообщаемого ракете, равно количеству движения истекающих газов». Николай Иванович Кибальчич (1853-1881) изобрел и изготовил бомбы, которые были брошены в карету Александра II при покушении, за что и был арестован. Находясь в тюрьме и ожидая казни(!), он разработал проект использования «медленно горящих взрывчатых веществ» для создания реактивной тяги, которую можно «применить к самолету, сделанному по принципу ракеты реактивному самолету». В проекте рассмотрены режим управляемого горения прессованного пороха, управление полетом путем наклона двигателя, обеспечение устойчивости аппарата… Иван Всеволодович Мещерский (1859-1935) всю свою жизнь посвятил механике движения тел с переменной массой… Но… все это рассматривалось тогда — и «заинтересованными организациями», и самими авторами — как нечто «артиллерийское», к полетам — и уж тем более людей — никак не относящимся.

 

В 1896 году Константин Эдуардович Циолковский (1857-1935) познакомился с книжкой изобретателя А.П.Федорова «Новый принцип воздухоплавания, исключающий атмосферу как опорную среду». Книга его заинтересовала, но она не содержала никаких расчетов и «в таких случаях я принимаюсь за вычисления самостоятельно — с азов» напишет он позднее (явный признак принадлежности к подвиду ЧЧ, правда?). Именно этот глуховатый и нелюдимый учитель физики и математики из глухой русской провинции, начав «с азов» и разработал основы «преодоления панцыря тяготения», как он это называл. В самом начале 20 века — в 1903 и последующих годах — он написал несколько работ, где предложил использовать для ракетных двигателей жидкое топливо, продукты сгорания которого и должны выбрасываться... (а еще он построил (1891) первую аэродинамическую трубу для исследования аэродинамических свойств, предложил использовать зеленые растения для обновления атмосферы в космическом аппарате, впервые использовал слово «спутник» в его современном значении... но все это не было востребовано тогда. Только после Первой мировой войны его труды пошли «на расхват»). Взаимозависимость скоростей и масс была сформулирована в «уравнении Циолковского». И еще два высказывания этого человека мне хочется привести: «…никогда я не претендовал на полное решение вопроса. Сначала неизбежно идут: мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчет. И уже в конце концов исполнение венчает мысль. Мои работы о космических путешествиях относятся к средней фазе творчества. Более, чем кто-нибудь, я понимаю бездну, разделяющую идею от ее осуществления, так как в течение моей жизни я не только мыслил и вычислял, но и исполнял, работая также руками…». И 1 мая 1935 года, в его обращении из Калуги по радио с трансляцией на Красную Площадь: «…я верю, многие из вас будут свидетелями первого заатмосферного путешествия». Принято считать, что учеников у Циолковского не было (не считая учеников в школе, конечно) — формально и в самом деле так. Однако вот что написал Сергей Павлович Королев: «До того, как я с ним познакомился, я уже был поражен тем необъятным миром, который скромный глухой старик сумел вложить в наши головы. С тех пор мне казалось, что нет более привлекательного дела, чем наша техника…»

Так появился свет в конце тоннеля: стало ясно, в какую сторону нужно идти.

 

Первым пришел американец Р.Годдард — 16 марта 1926 он успешно запустил первую жидкостно-реактивную ракету; 21 февраля 1931 это (независимо) сделали немцы (И.Винклер), что привело к образованию в 1936 году знаменитого «Проекта Пенемюнде» и, соответственно, к баллистической ракете Фау-2. После войны многие специалисты-реактивщики были вывезены из Германии в Советский Союз и долгое время работали в Самаре (тогда Куйбышев) на знаменитой «фирме Кузнецова»… Впрочем, эту историю гораздо лучше прочесть в книге, выпущенной этой фирмой.

У нас первой «лавкой» (как звали ее участники) по разработке проблемы была (тоже довольно знаменитая) ГДЛ — газодинамическая лаборатория — под руководством инженера-химика Николая Ивановича Тихомирова (1860-1930) (впоследствии она превратилась в РНИИ — реактивный научно-исследовательский институт). В 1931 году Валентин Петрович Глушко провел в ГДЛ первое огневое испытание нашего ЖРД, а 17 августа 1933 взлетела и наша ракета — конструкции М.К.Тихонравова… Нельзя не упомянуть еще и ЦАГИ — Центральный аэрогидродинамический институт, тамошняя когорта ЧЧ тоже внесла свой вклад в дело…

Михаил Кузьмич Янгель (1911-1971) родился в глухой сибирской деревушке на берегу Илима и трудно было подумать, что затянет его небо — откуда бы такая тяга у потомственного запорожского казака?!

Однако поступил он в МАИ, и ходил вместе со всеми студентами на Ходынку — ту самую Ходынку, поле славы русской, отваги, радостей и бед; где гениальные конструкторы и летчики-испытатели учили летать свои новые машины — и радовались опьяняющему успеху, когда все прошло удачно; и сажали россыпи красных гвоздик там, где разбились друзья, когда не все получилось; и, глядя на эту красную россыпь судеб и сжимая зубы, снова и снова поднимали в небо новые машины, не зная — вернутся ли к застолью или к красным гвоздикам. «Исполняли должность»…

Диплом Янгеля в институте — одноместный скоростной истребитель-моноплан. А в жизни — создание ракетно-космических систем…

Сергей Павлович Королев (1907-1966); Владимир Петрович Ветчинкин (1888-1950); Фридрих Артурович Цандер (1887-1933) [у него была специальная тетрадка такая, вроде дневника; 18 сентября 1908 двадцатилетний молодой человек написал там: «Космические (эфирные) корабли, которые обеспечат сообщение между звездами. Движение в Мировом пространстве.]; Алексей Михайлович Исаев (1908-1971); Георгий Николаевич Бабакин (1914-1971); Юрий Александрович Победоносцев (1907-1973)…

Таков сверхкраткий перечень людей, открывших «теоретико-техническую» дверь в Космос. Но нужно было открывать и «практическую», а для этого нужно было определить: кто, какой именно специалист наиболее подходит для неизведанного дела? Группа медиков (руководитель В.В.Парин) провела огромную работу тестируя, обобщая данные по представителям «рисковых» профессий — танкистов, летчиков, полярников, альпинистов… Вывод получился однозначным: летчики, причем не просто летчики, а летчики-истребители, до 35 лет, не выше 175 см. и не больше 75 кг, с хорошим здоровьем (позднее, когда космические корабли стали повместительнее и помощнее, многие ограничения были сняты). В марте 1960 года отобрали 20 таких — и с этого начался центр подготовки космонавтов, Звездный Городок…

Ну ладно, придется остановиться. Об этом написано много и хорошо, вряд ли стоит пытаться сделать короче — лучше все равно не получится. Давайте перейдем к самим «вехам» землян на космическом пути.

 

Но прежде придется вспомнить несколько терминов (хоть и очень не хочется), чтобы не бегать каждый раз в справочники. Кто знает — прыгайте прямо дальше.

Всякое космическое тело (если его не толкают двигатели или еще что-нибудь, например ангелы взмахами своих крыльев) может двигаться относительно Солнца (в общем случае — относительно центрального тела, но мы здесь будем говорить о Солнце) только по одному из трех видов траекторий (мы с этим уже встречались — по одному из трех видов конических сечений): эллипс (в частном случае - окружность), парабола и гипербола.

Скорость движения по эллипсу принято называть круговой (поскольку тело с такой скоростью не может “оторваться” от Солнца и обречено двигаться по «замкнутому кругу»).

Скорость движения по параболе называют параболической, она относительно Солнца вблизи планеты в  раз (примерно на 41%) больше скорости самой планеты (поскольку планета-то имеет как раз круговую скорость). Параболическая скорость с увеличением расстояния стремится к нулю — то есть на бесконечности она равна нулю.

Если же скорость больше параболической, ее называют гиперболической. От параболической она отличается тем, что на бесконечности она не равна нулю, а имеет некую остаточную скорость на бесконечности V¥.

Если тело двигается с параболической или гиперболической скоростью, оно покидает Солнечную систему. Для пары Солнце-Земля круговая скорость в области орбиты Земли равна 29.785 км/сек, параболическая - 42.122 км/сек.

 

Первая космическая скорость — «скорость выхода в спутники Земли» — минимальная начальная скорость относительно Земли (геоцентрическая скорость), при которой тело выходит на круговую траекторию относительно Земли (т.е. становится ее спутником), она равна (у поверхности Земли, без учета сопротивления атмосферы) 7.9 км/сек.

Вторая космическая скорость — «скорость выхода в спутники Солнца» — минимальная геоцентрическая скорость, при которой тело выходит на параболическую траекторию относительно Земли (и на эллиптическую относительно Солнца, т.е. становится спутником Солнца), она равна (у поверхности Земли) 11.186 км/сек.

Третья космическая скорость — «скорость выхода к звездам» — минимальная геоцентрическая скорость, при которой тело, выйдя из сферы влияния Земли, перейдет на параболическую траекторию относительно Солнца (т.е. может выйти из сферы действия Солнца). Обычно такую скорость вычисляют не для поверхности Земли, а для высоты 200 км (т.е. для старта с околоземной орбиты), она равна 16.539 км/сек.

Четвертая космическая скорость — «скорость падения к Солнцу» — минимальная геоцентрическая скорость, при которой тело на выходе из сферы действия Земли начнет падать на Солнце. Она должна быть равна скорости движения Земли по орбите (29.785 км/сек), но направлена в противоположную сторону. С учетом вращения Земли вокруг оси такая начальная скорость (у поверхности Земли) равна 31.816 км/сек.

Здесь требуется небольшое пояснение. Изложенный выше путь — это, так сказать, «лобовое» решение, требующее больших энергетических затрат. Падения аппарата на Солнце можно достичь и другим путем: послать аппарат по эллипсу, касающемуся орбиты Земли, далеко к окраинам Солнечной системы, а там, когда его скорость будет очень мала, погасить ее кратковременным включением двигателей — и тогда аппарат начнет падать на Солнце (такой прием называется переход через бесконечность). Но в этом случае вся операция займет 33 года (из них 16 — прямолинейное падение на Солнце).

Пертурбационный маневр — маневр с использованием тяготения другого тела, планеты к примеру. Думаю, нужно чуть подробнее.

Поскольку тело двигается по эллипсу, то имеются две характерные точки его орбиты — мы уже встречались с ними — перицентр и апоцентр (для Земли — перигей и апогей, для Солнца - перигелий и афелий). И когда тело в перицентре — его скорость максимальна, а в апоцентре — минимальна. Разница эта в «космических» масштабах невелика, а вот применительно к космическим аппаратам весьма существенна: для Земли, к примеру, эксцентриситет орбиты которой настолько мал, что на плане Солнечной системы орбиту Земли на глаз не отличить от окружности, скорость в перигелии на 1 км/сек больше скорости в афелии. Практически это означает, что если запускать аппарат, когда Земля в афелии, с начальной скоростью, обеспечивающей полет до Сатурна, то при той же скорости запуска «из перигелия», аппарат сможет долететь уже до Урана. То есть при тех же энергетических затратах аппарат может лететь значительно дальше, если использовать эту надбавку в скорости Земли в момент запуска.

Так вот, если запустить аппарат таким образом, чтобы он прошел вблизи какой-нибудь планеты (только без входа в ее атмосферу — это затормозит аппарат), можно достичь двух целей: во-первых, “на халяву” — то есть без включения двигателей — изменить направление полета аппарата (так называемый пассивный облет); во-вторых, путем очень кратковременного (и, значит, очень экономного) включения двигателей в момент, когда аппарат находится в перицентре, сильно изменить его скорость (активный облет): либо добавить — и тогда аппарат полетит дальше и быстрее, либо убавить — и тогда аппарат сможет перейти на круговую траекторию вокруг облетаемой планеты.

Разумеется, маневр зависит от многого: “выше” или “ниже”, “левее” или “правее” планеты пролетит аппарат, какова будет его фактическая скорость относительно планеты в момент подлета (она — скорость — в этом случае всегда гиперболическая, но какова она будет в «абсолютном» выражении) и т.д. и т.п...

Но все это поддается расчету (хотя и с большими погрешностями из-за неточного знания масс планет, расстояний, ошибок измерений в навигационной аппаратуре...), ЧЧ умудрились уже придумать как это все рассчитывать — и доказательством тому множество осуществленных уже космических полетов. Правда, без коррекции траектории полета по мере выявления ошибок обойтись не удается — но и вряд ли нужно к этому стремиться...

 

Вехи

 

Когда-то замечательный летчик и писатель Антуан де Сент-Экзюпери сказал: «Самолет — машина, но притом какое орудие познания!» С полным основанием это можно отнести и к космическим аппаратам, даже и не пилотируемым.

Аппаратов таких запущена уже тьма-тьмущая (кстати, уже сейчас вполне серьезно начинает вырисовываться проблема «космического мусора» вокруг Земли: там летают остатки последних ступеней ракет, вышедшие из строя и давно позабытые — в том смысле, что за ними никто не следит — аппараты, чьи теперешние орбиты никто уже и не знает…) и пытаться описать их все — дело совершенно безнадежное, да и не нужное. Поэтому попытаюсь отметить только именно «вехи», то есть аппараты, в наибольшей степени послужившие «орудием познания».

 

Увы, начать придется с грустного: перечисленные ниже сведения попали ко мне из японских газет и журналов, когда мне довелось работать в этой удивительной (по крайней мере для меня) стране. Впоследствии мне не удалось ни опровергнуть их, ни подтвердить — не исключено, что это была всего лишь журналистская утка. И все же считаю нужным привести их здесь.

04/02/1959 — Терентий Сиборин; видимо, первый космонавт. Связь прекратилась во время взлета корабля, судьба неизвестна.

11/10/1960 — Петр Долгов; корабль взорвался при выходе на орбиту, получил ускорение от взрыва и покинул окрестности Земли.

28/11/1960 — имя неизвестно; космонавт успел дать сигнал бедствия. Судьба неизвестна.

17/05/1961 — мужчина и женщина; предполагается, что корабль должен был лететь к Луне. Вышел на околоземную орбиту, но вернуться не смог.

Ну, а теперь — к «нормальному» описанию.

 

04/10/1957  земляне впервые умудрились преодолеть «панцырь тяготения» Земли: вокруг нее, попискивая, полетел первый рукотворный спутник. Это было принято называть тогда (да, собственно, и сейчас) «утром космической эры».

Очень хочется привести вкратце описание этого «утра» одним из главных участников — доктором физ-мат наук и космонавтом Г.М.Гречко.

«…я работал инженером-баллистиком в КБ — рассчитывал траектории ракет, участвовал в их испытаниях. И вот однажды мне, как самую обычную очередную задачу, поручили рассчитать такую траекторию, подобрать такой темп и углы разворота ракеты в полете, чтобы она в конце полета, после того как выработает все топливо, легла, как мы говорим, на горизонт.

Что это значит?

Все, наверное, в наше время уже знают: чтобы запустить спутник, нужно придать ему первую космическую скорость — чуть меньше 8 км/сек. Но если эту скорость приложить в вертикальном направлении, строго вертикально, то хоть будь 8 км/сек, хоть 11 км/сек — все равно ракета упадет обратно. Чтобы спутник остался на орбите, нужно, чтобы в конце разгона направление его полета совпадало с направлением местного горизонта… т.е. по касательной к Земле, а точнее, к сфере, окружающей Землю на высоте заданной орбиты спутника.

Раньше такие задачи перед нами не ставились… Вычисления мы делали на весьма примитивных электромеханических счетных машинах. Впрочем, это сейчас мы их называем примитивными, тогда это было почти чудом техники… И тут выяснилось, что нашей точности недостаточно. Дело в том, что эти машинки тригонометрические функции не брали, нужно было пользоваться таблицами, а таблицы были четырехзначные. А для вывода ракеты … требуются расчеты с точностью до 8 знаков. Мы писали тысячи цифр, и ошибка хотя бы в одной из них сводила расчеты на нет. Поэтому работали мы в две смены… ночевать я оставался прямо в КБ.

В это время в Академии наук была уже … БЭСМ — большая электро-счетная машина… и нам предложили считать на ней .. и на ней мне удалось выбрать то, что у нас называется программой тангажа — программу, по которой меняется во времени угол наклона ракеты к горизонту. Это было утром в вычислительном центре Академии наук. И вот, помню, я вышел оттуда, у меня с собой была авосечка такая, я положил в нее эту ленту с рассчитанной траекторией выведения, перешел через улицу в «гастроном», купил сосисок, бросил в эту же авоську и на электричке поехал в общежитие. В вагоне клевал носом после ночной работы, а в руках крепко сжимал авоську с траекторией первого в мире искусственного спутника Земли и пакетиком сосисок. И никто вокруг, да и я сам, не думал, что это было утро космической эры…»

 

03/11/1957 — Землю впервые покинуло живое существо — собака Лайка (верные, преданные наши помощники, сколько же жизней отдали вы, чтобы увеличить наш радиус познанного!)

02/01/1959 — впервые аппарат порвал «пуповину тяготения» Земли: достигнута вторая космическая скорость — аппарат полетел к Луне…

14/09/1959 — впервые земляне «попали» из пушки в Луну: аппарат достиг поверхности Луны («Луна-2»).

06/10/1959 — сфотографирована  обратная сторона Луны («Луна-3»)

12/04/1961 — первый землянин (Юрий Алексеевич Гагарин) взглянул на планету извне.

18/03/1965 — первый землянин (Алексей Архипович Леонов) вышел из корабля (вы только вдумайтесь в это!) в открытый космос, в скафандре, на тросе, прикрепленном к кораблю.

03/02/1966 — аппарат не просто «попал» в Луну, он мягко «прилунился» («Луна-9»)

16/03/1966 — впервые землянин (Нейл Армстронг) пришвартовался в космосе (к ракете)

18/10/1967 — впервые земляне «попали» в Венеру («Венера-3») и измерили параметры атмосферы соседки.

15/01/1969 — первая стыковка двух пилотируемых кораблей («Союз-4», В.Шаталов и «Союз-5», Б.Волынов)

16/07/1969 — первые земляне (Нейл Армстронг и Эдвин Олдрин) ступили на Луну. И привезли оттуда мешок (22 кг.) «лунных камней». Между прочим, и камни, и сам космический аппарат прошли тщательнейший 21-дневный карантин в специальной лаборатории в Хьюстоне — в целях предотвращения возможного «заражения» Земли неизвсетными микроорганизмами. Но таковых не обнаружено…

12/09/1970 — впервые рукотворный аппарат («Луна-16») не только сел на Луну, но и вернулся на Землю (с образцом лунного грунта).

15/12/1970 — впервые аппарат (СА «Венеры-7») сел на Венеру.

19/01/1971 — стартовала первая постоянно действующая орбитальная станция землян  «Салют»

__/__/1972 — «тяга ионного двигателя создается так: на борту летательного аппарата солнечные батареи преобразуют энергию Солнца в электрическую напряжением до трех киловольт. Под этим напряжением атомы ртути бомбардируются свободными электронами и превращаются в ионы. Мощное поле разгоняет их до высокой скорости и они вытекают в виде ионного пучка, создающего тягу». Похоже на строки из фантастического романа, правда? На самом деле это строки из отчета (1983 года) об 11-летних испытаниях американского спутника с таким двигателем. Спутник сделал 56 тысяч оборотов вокруг Земли и показал надежность подобных двигателей «малой тяги».

12/03/1974 — впервые аппарат (СА «Марса-6») добрался до другого соседа, Марса, и провел исследования атмосферы.

02/12/1974 — земляне подбираются к гиганту: «Пионер-11» прошел на расстоянии 46 760 км от Юпитера.

15/07/1975 — первая стыковка кораблей разных стран («Аполлон» Т.Стаффорд, Д.Слейтон, В.Бранд и «Союз-19» А.Леонов, В.Кубасов) Программа называлась ЭПАС: Экспериментальный Полет Аполлон – Союз; основная проблема — стыковочный узел, поскольку он был у стран разным.

22/10/1975 —  первые фотографии Венеры («Венера-9» и «Венера-10»)

__/__/1978 — первый спутник выведен в точку либрации в системе ¤

(Точки либрации — точки, в которых влияние тяготения двух тел становится одинаковым по величине. Например, в системе Земля-Луна есть две такие точки, обе лежат на линии Земля – Луна, одна в 58 тыс.км. «перед» Луной, вторая — в 65 тыс. км «за» Луной).

01/09/1979 — земляне подбираются ко второму гиганту: «Пионер-11» прошел на расстоянии 21 400 км от Сатурна

22/08/1980 — «Вояджер-1» сделал первые снимки планеты Сатурн

12/04/1981 — земляне, наконец, запустили первый корабль многоразового использования «Колумбия»: летать теперь стало подешевле…

 

К началу 1986 года «итоги» пилотируемых полетов выглядели так:

земляне выполнили 114 полетов, 3 из них закончились трагически, погибло 7 землян:

·        25-й, 27/01/1967, пожар на старте: Вирджил Гриссом, Эдвард Уайт, Роджер Чаффи

·        26-й, 23/04/1967, испытывался новый корабль Союз-1, разбился при посадке: Владимир Михайлович Комаров

·        43-й, 06/06/1971, разгерметизация при посадке: Георгий Тимофеевич Добровольский, Владислав Николаевич Волков, Виктор Иванович Пацаев.

общая продолжительность полетов 2,318.5 суток, самый длительный 237 суток (97-й);

в космосе побывало 195 землян (в том числе 8 женщин), 92 из них — два и более раз; больше всех летал Джон Янг — 6 раз, дольше всех Валерий Рюмин — в общей сложности 360 суток;

самый «вместительный» полет — 8 человек сразу (113-й);

на Луне побывало 12 человек, они провели там 25 человеко-дней и привезли несколько мешков грунта.

 

20/02/1986 — запущена «долгоиграющая» околоземная космическая станция землян  «Мир». Длина 40 метров, вес 40 тонн, 6 стыковочных узлов для принятия грузовых и пилотируемых кораблей. Вряд ли кто тогда думал, что она будет «играть» так долго: только в этом году (2001 год от рождества Христова) ее собираются «снять»…

__/03/1986 — массированная «атака» землян самой знаменитой кометы — кометы Галлея: «Вега-1», «Вега-2», «Сусей», «Сакигакэ» (Япония), «Джотто», «ИКЭ» (США).

Теперь чуть подробнее упомяну еще об аппарате «Пионер-10»

 Аппарат массой 250 кг., запущен в США трехступенчатой ракетой «Атлас-Центавр» 3 марта 1972 года с начальной скоростью 14.3 км/сек к Юпитеру. В июле вошел в пояс астероидов, в феврале 1973 вышел. 4 декабря 1973 прошел в 130 000 км от края атмосферы Юпитера с планетоцентрической скоростью 36.5 км/сек., через минуту после этого прошел на расстоянии 18 000 км от ближайшего спутника Юпитера – Амальтеи, еще через 17 мин. зашел на 91 секунду за спутник Ио, благодаря чему удалось “радиопросветить” атмосферу. Аппарат вышел из сферы действия Юпитера с гиперболической гелиоцентрической скоростью 20 км/сек и покинет Солнечную систему с остаточной V¥ = 11.4 км/сек, направленной в сторону созвездия Тельца. В 1987 (должен был) пересечь орбиту Плутона.

 

Пожалуй, пора закругляться. О современном состоянии дела любопытные могут найти массу сведений сами. Только — под занавес — предоставлю слово Айзеку Азимову: это поможет нам взглянуть на себя со стороны, чтобы не случилось головокружения от успехов.

(Isaac Asimov, “Scientifically Speaking”, <Japan Times> 20/09/89; перевод мой)

Вояджер-2 только что прошел мимо Нептуна после 12 лет полета (пока) и направляется дальше. Он несет сообщение, рассказывающее о Земле и включающее виды и звуки нашей планеты. Это испугало некоторых людей, решивших, что таким образом мы выдаем свое местонахождение свирепым существам других миров, которые могут прилететь и завоевать нас.

Думающие так не представляют себе размеры Вселенной или шансы, что кто-то найдет Вояджер-2.

12 лет понадобилось Вояджеру, чтобы добраться от Земли до Нептуна, который он сейчас пролетает. Куда он направится дальше? Каких миров достигнет? Вояджер-2 летит при уменьшающемся влиянии притяжения Солнца (по мере удаления от него) и при исчезающе малых влияниях гравитационных полей других звезд. Мы знаем эти влияния и потому точно знаем куда Вояджер-2 полетит.

Мы знаем все звезды в наших окрестностях и Вояджер-2 не должен врезаться ни в одну из них. Конечно, там могут быть темные тела, о которых мы не знаем, блуждающие планеты или астероиды, о которые Вояджер-2 может разбиться, но вероятность этого так мала, что лучше о ней и не думать.

Солнце испускает “солнечный ветер”, поток заряженных частиц во всех направлениях. Поток становится все слабее по мере удаления от Солнца и постепенно превращается в межзвездную среду. Вояджер-2 выйдет за пределы солнечного ветра в 2012 году.

В 8571 году (почти через 6600 лет) Вояджер-2 будет в 0.42 световых лет от Солнца. Однако даже ближайшая звезда в 10 раз дальше. В этот момент Вояджер-2 будет ближе всего к звезде Барнарда, которая в 5.9 св.л. от нас. Вояджер-2 пройдет всего в 4.03 св.л. от нее. После этого сближения – если Вам угодно называть это сближением – он полетит дальше.

В 20319 году Вояджер-2 будет в 1 св.г. от Солнца и наиболее близко подойдет к Проксиме Центавра, самой близкой к нам звезде. Проксима Центавра в 4.3 св.л. от нас, но, разумеется, Вояджер-2 летит не прямо к ней. Он летит в стороне и сближение составит 3.21 св.л.

Всего через каких-то 310 лет Вояджер-2 подлетит наиболее близко к Альфа Центавра, двойной звезде чуть подальше Проксимы Центавра. Это сближение составит 3.47 св.л.

Все это время, как Вы понимаете, Вояджер-2 все еще достаточно близко к Солнцу и, испытывая его гравитацию, двигается по вытянутой спирали. Он все еще внутри Солнечной системы. Далеко за последней известной нам планетой - Плутоном - могут быть еще одна или две нам неизвестные, но пока их признаков не обнаружено. Однако мы очень уверены, что примерно там имеется около 100 миллиардов маленьких ледяных тел – комет. Это называется Облаком Оорта по имени астронома, впервые вычислившего их.

Вояджер-2 войдет в Облако Оорта около 26262 года и будет проходить через него около 2400 лет. Вам может показаться, что если Вояджер-2 будет лететь через район, содержащий 100 миллиардов ледяных тел диаметром по меньшей мере 20 км. каждое, то непременно треснется в одно из них и будет разрушен.

Нет. Объем Облака Оорта так велик, что даже сто миллиардов тел, медленно циркулирующих в нем, дают вероятность столкновения, очень близкую к нулю. Около 28635 года Вояджер-2 покинет Облако Оорта и выйдет в межзвездное пространство.

Через миллион лет полета Вояджер-2 будет в 50 св.л. от Солнца (что по межзвездным масштабам означает все еще на наших задворках). И за все это время ближе всего к какой-либо звезде он побывает только у Проксимы Центавра, которую пройдет в 3.21 св.л. За миллион лет он ни разу не приблизится к какой-либо звезде ближе этого и шансы, что свирепые существа обнаружат этот маленький молчаливый шарик в глубоких межзвездных просторах слишком мал, чтобы о нем беспокоиться.

Но в таком случае зачем мы посылали сообщение, если шансы, что его получат равны буквально нулю?

Помните, миллион лет — краткий миг в истории Вселенной. Вселенная уже осилила 15 000 раз по миллиону лет и наверняка будет продолжать существование и дальше. Когда-то, когда нас уже давно не будет – поскольку трудно представить, что человечество протянет хотя бы один миллион лет – кто-то его может и обнаружит.

Но кому это нужно, если нас уже не будет? Ну хорошо, подумайте. Неужели мы хотим исчезнуть без следа? Есть хоть немного гордости в нас? Нет, мы хотим, чтобы иной разум знал, что мы были здесь и чего смогли достичь.

 

На этом нужно бы и закончить эту главу, и вообще всю «небесную» часть…

Однако в нашем чулане скопилось довольно много вопросов. А потому решил я добавить все же сюда еще раздел.

 

 

Домой Оглавление Назад Дальше